«Правосудие верхом на лошади» | «Сourthouse on horseback» (2006)

Короче, нам тут китайской кустурицы подвезли. Называется «Правосудие верхом на лошади» (2006). Фильм очень добрый, очень неквадратный, с медитативными длиннотами и, при этом, местами гомерически смешной, а местами – очень грустный. В общем, торкает. Ему даже умные, не такие как я, люди дали приз на фестивале в Венеции (до коронавируса ещё).

Courthouse on Horseback (2006 film) 04

Затравка вкратце: поживший, умный и сильно курящий судья Ян и народная судья, тётенька Фэн, годами ездят по отдалённым деревням, разбирая дела о краже кур, потраве посевов, заблудших козах и так далее. Но тут пришла беда – правительство объявило, что теперь судьёй может быть только человек с университетским дипломом. Поэтому Фэн в 46 лет отправляют на пенсию и это – её последняя поездка.

Место Фэн должен будет занять юный правовед А-луа, который только что закончил юрфак, мозгов у него примерно как у банки шпрот, а жизнь он понимает, как плакат с лицом солдата НОАК. И вот эта троица грузит на лошадь (потому что там горы, узкие тропы, больше ни на чём передвигаться невозможно) телевизор (выкуп А-луа за невесту из народа «и»), шмотки и (внимание!) государственный герб из какой-то жести, и едут по Лицзяни, чтобы нести народу свет правосудия. Чтобы вы понимали, это такая глухомань, где цепь деревень, которую они должны нравственно окормить, начинается с деревни Куриная Голова, потом Куриная Шея и так вплоть до деревни Куриная Задница (не шучу).

Дальше рассказывать нет смысла, лучше смотреть. Потому что Ян выносит судебные решения примерно как царь Соломон. Плюс там ещё социалистическая мораль А-луа против жизненного опыта Яна, плюс там пейзажи сумасшедшей красоты. Плюс там ещё эти предгималайские народы – «наси», «мосо», «и», и так далее, со своим укладом, которые тыщу лет там живут. В фильме это почти не показано, но у них там матриархат, распространены гостевые браки, имущество передаётся по женской линии – прямо потенциальное место паломничества феминисток. У них даже собственная пиктографическая письменность есть, и даже какая-то литература на ней, вроде, имеется. И вот туда на коняшке приезжают два полноценных государственных народных судьи и один судебный эмбрион с дипломом. С маоистским гербом, притороченным к седлу.

Фильм настолько выбивается из привычного мне ряда, что я аж визжал от счастья, когда смотрел. Почему-то Кустурица вспомнился, видимо, из-за всей этой чарующей этники, этих изб раскрашенных, этих воплей поросячьих и прочего. С большим удовольствием посмотрел.

PS: есть разные переводы, поэтому лучше искать по английскому названию «Courthouse on Horseback»

"Безумный следователь" Джонни То

На днях по наводке Чаймастера посмотрел фильм гонкоговских режиссёров Джонни То и Вая Ка-фая под названием «Безумный следователь» (Mad detective). Посмотрел и потом поймал себя на мысли, что фильм кончился, а вот я уже с полчаса сижу с дымящейся кружкой чаю в руке и тупо смотрю в одну точку. Осознав этот удивительный факт, я допёр, почему «Афиша» назвала эту ленту в числе лучших фильмов 2008 года.

Фильм начинается с того, что под медитативную музыку какой-то чувак с сильно мятым лицом исполняет медленный гипнотический танец с ножом вокруг свиной туши, подвешенной к потолку полицейского участка. Потом он начинает её этим ножом бить. Менты смотрят на него без особых эмоций. В следующей сцене чувак просит юного стажёра закрыть его в чемодане и спустить с лестницы. После чего он выбирается из чемодана и говорит: «Убийца — мороженщик». Сразу понятно, что после таких неквадратных кадров фильм немедленно полежит внимательному просмотру.

Инспектор Бан — гений сыска, сумасшедший экстрасенс, который, по его собственному признанию, может видеть «скрытые личности людей». По признанию Джонии То, им как режиссёром двигал внутренний вопрос: «А каким бы сыщиком был Ван Гог, если бы он был сыщиком?». И режиссёр даёт более, чем прозрачную отсылку к личности великого художника: в день ухода на пенсию начальника полицейского участка инспектор Бан отрезает своё ухо ему в подарок. Естественно, что после такой эскапады Бана увольняют.


Через какое-то время к нему приходит тот самый стажёр, уже ставший следователем и просит помощи в розыске пропавшего полицейского. И начинается кадриль. С одной стороны, безумие Бана — это факт, игнорировать который невозможно: он ведёт себя абсолютно неадекватно, живёт с воображаемой женщиной, носит пластмассовый протез ушной раковины и пугает нелогичностью своих действий. С другой — молодой следователь так истово верит в его гениальность, как это бывает, пожалуй, только в восточных культурах, где отношения «ученик-учитель» ценятся даже превыше родственных.

«Безумный следователь» местами смешон до колик, а местами выжимает слезу. Бан обезоруживающе прямолинеен и честен. В юном супермене он видит испуганного подростка, в подлизывающемся сослуживце — истеричную стерву, в подозреваемом — сразу семь человек, целую труппу мимов, отображающую сложную борьбу внутренних мотивов человека. Я не буду подробно описывать фильм, чтобы не портить впечатление.



Скажу лишь, что кинематографический язык Джонни То и Вая Ка-фая напомнил мне «Сонатину» Китано. Медитативные длинноты, завораживающие медленные ноты, минимализм. И, кстати, это то, что меня поразило больше всего — какими скупыми средствами То рисует полнокровную картину. Конечно, есть соблазн покопаться и поискать источник цитат, которых в фильме полно. Финальная перестрелка отсылает сразу к целой куче источников: от запутанной перестрелки в «Reservoir Dogs» Тарантино до зеркальной комнаты, в которой происходит финальная схватка Брюса Ли в «Enter Dragon». Но и без какой-либо специальной подготовки фильм смотрится великолепно.

забирать фильм можно тут