Новости Чижа

116783757_10213920949138305_4940980708825427975_nУ медвежопы регресс, что послужило триггером – понятия не имею. Возможно, жара. Возможно, ещё что-то, этот ребус всегда трудно разгадать. Гулять не хочет категорически, с небольшими собаками ещё как-то нюхается, но очень избирательно.

А ещё эти полоумные собаководы, которые не понимают, что бывают собаки, которые не любят и не умеют играть, которые воспринимают мир, как крайне агрессивную и недружелюбную среду. «Ну она же его не покусала». Да, но твоя сука гнала его до подъезда (далее идёт невысказанная матерная тирада) и ты себе не представляешь, идиотка, какой это для него стресс. «Гнала, но не покусала же». А я стою и про себя думаю: «А давай я тебя буду гнать до подъезда, но не покусаю, как тебе такое, выдра пергидрольная?». Но ничего такого не делаю, конечно, я ж контролирую свою социопатию, чем горжусь ужасно.

117302186_10213920950698344_8788022891035170488_nК Чижу вернулась «болезнь ритуального прохождения» – есть участки прогулочного маршрута, которые он категорически отказывается проходить. Как правило, это отрезки метров по пять, где он упирается и дрожит, как бы заявляя: «дальше не пойду». Надо останавливаться, уговаривать, гладить, подбадривать, тогда он идёт дальше.

При этом, дома он остаётся любящим и ласковым псом. Наш мохнатый ангел, он принимал всех животных, которых я притаскивал в дом, как родных. Думаю, пространство подсунуло мне его, чтобы я научился лучше заботиться о других. Вот, что я думаю.

Но иногда тяжело жить с проблемной собакой, когда не знаешь, чем помочь. Так и живём, ждём осени. Есть и хорошие новости: вчера он впервые за долгие годы не сопротивлялся, когда его купают в ванне. Кажется, ему даже понравилось. Это грустный пост, но такое уже бывало, мы проходили через такие периоды и он снова становился почти нормальным. И через это пройдём. Я так думаю.

117121235_10213920947138255_3937925864185469252_nПросто поделился. А то вдруг вы думаете, что все собули одинковые, задорные, как в рекламе.

Будни Чижа

Надысь похолодало с почти сорока до почти тридцати и хобана — дождик ночью. Вывожу Чижонка сратеньки, а дождик по лысине тук-тук-тук как дятел (не жду, что все поймут, у вас же волосы у всех, но просто поверьте — это тук-тук-тук весьма неприятненько), и тут я вижу под лиственницей пятачок сухого асфальта, кричу: «Иди гулять, чувырла!», а сам типа прячусь от дождя тут.

И что вы думаете? Преданней собаки, ласковей собаки нету существа, рассказывает нам песня. Несратый пёс подошёл, уселся на ногу мохнатой жопкой. И всё. Не трогайте меня, я памятник. Я типа охраняю. Пришлось идти в дождевую мокрую стену, ходить там, задумчиво глазеть на пейзаж, говорить «да ты ж мой хороший» за холку трепать, вот это всё. Только вместе, только в коллективе. Хорошо, что Чижу на личном примере не надо показывать, как нужду справлять надо. Ой, представил, лучше б не представлял. Ой опять. Ненавижу коллективизм.

Моя память как старое пальто

Летом, гуляя с собакой, я люблю смотреть на стрижей. Они куда крупнее ласточек, что жили у нас в деревне, да и солнце в Че не такое жестокое, позволяет разглядеть их во всех подробностях, даже днём. Они кажутся мне подобием этих штук из «Звёздных войн» (хотя, я уверен, тут обратная логика, но всё же).

Чиж в эти минуты честно садится рядом, вздрагивая львиной гривой на слабом горячем ветру, и тоже смотрит в небо. Его карие глаза постепенно наполняются слезами от сосредоточенности. Но звук «стри! стри!» он ловит лучше, чем рисунок полёта, поэтому, тревожно оглядываясь на меня, перестаёт наблюдать за игрой стрижей и бежит нюхать вкусные ссачки чужих собак, на всякий случай повиливая хвостом.

Нет ничего красивее закатного летнего света. И я вспоминаю детство, ласточек, деревенских собак, индюков, устраивающихся спать на ветвях старых яблонь, и квас в эмалированном белом ведре, где плавали куски хлеба. Вчера я получил письмо из прошлого. Из того времени, что минуло тридцать лет назад. Тридцать два, если быть точнее. И я счастлив, что моя память (память писателя) похожа на старое пальто, цепляющее на себя всё на свете: собачью шерсть, старые рыболовные крючки, виноградные косточки, запах солнца, рыбью чешую, оранжевую кожицу алычи, полосатые семечки подсолнечника, кроличьи когти и белые мазки хлопковых нитей.

Кот Вася пришёл и положил мне на колени полосатую голову. И в его глазах я вижу всех своих ушедших друзей: Бельчика, Дружка, Пушка, кота Славку и дуру-индюшку Профуру, и хряка Борьку, что орал в сарае с утренней голодухи, и послушную секту уток, что заходили в арык осторожно, как монахини, боящиеся замочить портки, и буйную ватагу молодых баранов, храбро кричащих баааа перед тем, как перепрыгнуть тонюсенький ручей за школой им. Лермонтова, где темно-зелёными штрихами мелькают шустрые гамбузи. Где в зарослях цветущего тамарикса мы лежали, одурев от винограда, глядя в белое небо с журналами «Наука и жизнь» на коричневых от солнца животах.

Крупная саранча вскакивала на наши острые коленки, чтобы, вспыхнув алым подкладом из-под камуфляжа, улететь к ровным линиям хлопковых полей. А мы смотрели в небо, копались в зубах стебельками вездесущего мятлика, выковаривая остатки свежего чурека, и думали, что это мы, мы сметём всех с лица земли. Молодые, загорелые, задумчивые. Эрегированные, робкие, наглые. С глазами, похожими на золотые медали. С волосами, похожими на одуванчик. С рыболовным крючком в кармане, со свинцовым грузилом в руке.

Святые дураки.

Свежие котоновости

NA-HeU6Wn3Y

Сегодня кот Соня узнала, что быть приличным котом ужасно тяжело, а главное скучно. Приличные коты не едят шторы. Приличные коты не лазят по пальме. Приличные коты не царапают коленки писателям. Приличные коты не ходят по клавиатуре дорогого мака, потому что денег на новый мак нет. В общем, приличные коты – это не то общество, в котором кот Соня мыслит свою юную жизнь.

Поэтому Соня играла в неприличного кота: она носилась кругами, вовлекая зверей в интересную игру «Поймай меня, если хочешь». А если не хочешь, то будь добр оторвать старую жопу от дивана и всё равно поймай. Ещё Соня помогала сегодня заклеивать окна, потому что малярный скотч – это увлекательно и липко.

А ещё сегодня со мной все спали: Соня на груди, Вася на ноге, Чижонок – приткнувшись вплотную к матрацу. Правда, он ужасно пугается, если его случайно задеть во время сна, потом пугается того, что ипугался и клацнул по воздуху зубами, потом начинает извиняться… В общем, целая история. Поэтому по спальне я сегодня ходил как стеклянный, чтобы никого не задавить, не напугать и не разбудить.

И да, животворящий виски творит чудеса: сегодня удалось поспать целых шесть часов подряд. [Напевает] You can drink my «Be-e-ells», drink my «Bells»! Во славу отца Джека Хэкета!

Пёс, воспитанный котом

Если собака воспитана котом, она может многое. Например, приходя сказать «спокойной ночи», она не будет просто тыкать тебе в морду своим кожаным носом и делать «фыф». Собака, воспитанная котом, обязательно дружелюбно потрогает тебя за голое плечо лапой, увенчанной длинными когтями. Как у Гарпии.

чиж 01

Ветеринар Лена сказала нам, чтобы мы оставляли когти не длиннее полутора сантиметров, мы и не оставляем. Так что всю перелесть полутора сантиметров отточенного асфальтом кератина мне приходится чувствовать каждое утро. Полтора сантиметра нежности. Как только заиграет будильник.

Вообще, собака, воспитанная котом становится исключительно рукастой. Она уже не просто выразительно показывает глазами на заветные дверцы, за которыми спрятан пакет с сушками и печеньками. Она уже не делает ням-ням, проводя по усам розовым языком. Зачем? Кот ведь научил, как лапой показывать. А то вдруг хозяева дверцей ошибутся, а там сушек нет.

чиж 02

Но самый странный процесс – это умывание. По весне у Чижика был приступ аллергии и мы мыли ему глаза чайной заваркой. Но он же самостоятельный взрослый пёс. Поэтому он научился у кота тому, как правильно умывать рожу. Эта ушлая слюняка наслюнякивает запястья и потом промывает ими глаза, чтобы такие хозяева хоба! пришли домой – а собака уже чистая и не надо чаем в рожу тыкать.

чиж 01

Серьёзно. Здоровенный пёс, умывающийся как кот – это тот ещё когнитивный диссонанс.

Дневник собаковода

Сегодня специально встал пораньше, чтобы погулять Чижика, пока не так жарко. Лепота-прохлада, в парке ни людей, ни собак. Ничего, как будто, не предвещало. Чиж пошёл ходить по воде. Не то, чтобы он прямо Иисус Спаситель, просто плавать он боится, а ходить — нет. Один раз, прошлым летом он случайно переплыл карьер и с тех пор никак не может повторить сего подвига.

В общем, повторюсь, вокруг царила нега и благорастворение воздусей, и обилие плодов, и времена казались мирными. Чиж мохнатой грудью отважно взрезал водную гладь и тут… Тут утки. Выплыли такие, накрякали на Чижа, он обиделся и ушел. Я говорю:
– Чиж, ты же довольно большая собака. У тебя зубы, как у крокодила. В конце концов, ты теоретически хищное животное. А на тебя тут утки накрякали. Ну как это, вообще, возможно?!

Чижик вздохнул и пошёл ходить дальше. А эти пернатые проститутки бдили за ним, как царские филеры за Железным Феликсом. С вами был ответственный собаковод М. Продолжаю наблюдение.

водяной Чиж утки

Как я напугал родную собаку

Вообще, как известно людям, которые хорошо меня знают лично, я – чистый ангел. Я довольно компактный, хорошо пахну, умею выслушать и поддержать разговор на широкий круг тем. Но иногда и у меня случаются проблески звериной природы. «Проблески», конечно, слово совершенно тут неуместное, тут лучше бы сказать «протемнения», но такого слова нет, поэтому уж как-нибудь так.

максим_бодягин_писатель_челябинск_машина_снов

Как всё это случилось, сейчас сказать трудно, но я напугал родную собаку. Да, родную мне собаку бесчеловечно напугал. И что хуже всего, сделал это намеренно, вот так садистски, бесчеловечно взял, и напугал. Диспозиция была такая. Собака Чижик сидела в углу, а кот… Нет, не так. Надо бы с другого конца начать.

У нас весна. В других краях весна, извините, красна, но не такова весна на Южном, простите за выражение, Урале. Здесь весна угрюма, напряжена и нервенна, как баба на сносях. Она как бы есть, но её как бы нет. То есть, не взглянув на экран смартфона, невозможно просто так, на взгляд, определить, что это за хрень вокруг – апрель или ноябрь, или тихо замерло всё до рассвета. В этой связи, собака ни черта не жрёть, вся волнуется и нюхает беременный летом воздух (о нашем лете сказ отдельный, сейчас не буду, чтобы не усугубливать).

Кот Василий – косоглазый красавец пятнадцати лет отроду – тоже, знаете ли, не подарок в розовой обёртке. Кот Василий задирает к потолку изящное лицо, шевелит носом и громко вопрошает «доколе?». Вопрошает он часов тринадцать-четырнадцать в сутки. Считается, что коты спят по двадцать часов в сутки. Кот Василий своим существованием опровергает научные сведения о котах. Он не хочет спать, он хочет знать, доколе. Доколе снег, доколе жопа, доколе грязь, доколе срань, доколе снег, доколе ветер, аххах, Урал, ну, перестань. И так довольно долго. На довольно неблагозвучный котовий мотив.

В этой связи, собака Чижик периодически пытается взять менестреля в свои акульи зубы и принести мне, чтобы я что-нибудь сделал с этим неугомонным пиитом, который страдает он несовершенства бытия примерно на весь квартал. Пиит кричит: пусти, сатрап. Сатрап волнуется и бьёт хвостом по мебели. И в этой вот обстановочке я должен нести им утреннюю кашу, страшным шёпотом крича: заткнитесь, сволочи, вы сейчас весь дом перебудите. «Весь дом» в данном случае, означает мою любимую девушку.

И вот собака Чижик окончательно утратила свой чижиковый разум, бегает по всей квартире, клацая зубами и показывая длинный розовый язык, волнуя Васю. Когти Чижа высекают из паркета искры, подобно гусарским шпорам, с соответствующим гусарским звуком. Хвост выбивает из ножек стола синкопирующий африканский ритм. В эту какофонию немедленно вплетается трубное васино «аааау» (с ударением на «а»).

Я вежливо прошу перестать всё. Я закипаю, как старый чайник, не снабжённый свистком, и чувствую, что сейчас пар пойдёт из всех моих телесных отверстий, включая не самые приличные. Чижик не унимается, Вася вторит. Поэтому я беру со столу валяющийся тут же толстый голубой маркер (я им отмечаю трекер привычек и трекер сна) и, угрожающе наставив на собаку, мрачно говорю: «пиу! пиу! пиу!».

Виктория! Полнейшая виктория человека над зверем! Офигев от такой бесчеловечной наглости собака прячется под стол, Вася уходит жить на раскалённую батарею, а я облегчённо вздыхаю. Покой и нега воцаряются в доме. Спокойно и с достоинством накладываю зверям звериную кашу. Достаю из холодильника бутыль холодненького тана. Все мирно едят. Я пью. Снег летит за окном почти невидимыми звёздочками, чтобы тут же превратиться в капли на чёрных ивовых ветвях. Весна, будь она неладна.


В общем, приходите завтра (это суббота, 28 апреля) в 19:00 в арт-отель «Арбат» (ул. Советская, 38). Я буду читать кое-какие свои тексты на открытии групповой выставки живописи и графики POSTURAL. Читать буду много, текстов хватит всем. Для недовольных будет???? фуршет.

Говорят, что вход по приглашению, поэтому лучше позвонить и сказать, что вы мне не чужой и хотите шампанского и тарарам: +79049717582, +79193577598


PS: волшебный маркер, воспитывающий собак, могу уступить по специальной весенней цене 49.999 руб. Спешите воспользоваться предложением, только до конца апреля волшебный маркер по специальной цене! Остерегайтесь подделок!