Кадиллак Рекордс | Cadillac Records, 2008

 

Jeffrey Wright as "Muddy Waters" and Columbus Short as "Little Walter" in Sony BMG Film, Parkwood Pictures and Tristar Pictures' drama CADILLAC RECORDS.

Jeffrey Wright as «Muddy Waters» and Columbus Short as «Little Walter» in Sony BMG Film, Parkwood Pictures and Tristar Pictures’ drama CADILLAC RECORDS.

Этот фильм, снятый Дарнеллой Мартин по её же сценарию, по идее, рассказывает историю легендарной студии Chess Records, но, фактически, рассказывает историю Мадди Уотерса – одного из основателей чикагского блюза, наряду с Хаулином Вулфом и контрабасистом Вилли Диксоном, написавшим львиную долю хитовых блюзов. Вкратце, без этих людей не было бы рок-н-ролла. Впрочем, без них вообще не было бы поп-культуры в том виде, какой мы её знаем. Последние кадры ленты как раз демонстрируют как из блюза Дельты получается хип-хоп.

1494481875-2126793851-kadillak-rekords-3

Встреча Лена Чесса (Эдриан Броуди) с Хаулином Вулфом

Так вот. С точки зрения сторителлинга фильм не балует сюжетными пируэтами, стандартный американский байопик, но… Он офигенно снят. Там красивущая картинка. Там блистательный саундтрек (разумеется!). Несмотря на то, что я помню каждую нотку My babe или I’m ready, да что там нотку, я каждый свист пальца по обшивке струны помню, посмотрел с огромным удовольствием.

Продюсировала фильм Бейонсе, которая исполняет роль оторвы Этты Джеймс. Сама г-жа Джеймс такой красоткой, разумеется, не была, но её вокал действительно останется в истории, а её версия Spoonful – одна из лучших. Я как-то не сильно верил в актёрские таланты Бейонсе, честно признаться, и, каюсь, зря. В той сцене, когда Лен Чесс говорит ей, что у неё недостаточно эмоций для того, чтобы правильно спеть блюз, Бейонсе прямо… Даёт. Это прямо стоит посмотреть.

этта и лен

Впрочем, я не могу говорить о фильме объективно, даже если сильно постараюсь, поскольку в 16-17 лет я жил этой музыкой и ничего другого признавать не хотел. Даже Led Zeppelin казались бледной тенью великих чёрных блюзменов, а над роллинговскими версиями их песен я откровенно ржал. Поэтому для меня «Кадиллак Рекордс» – это ещё и счастливое ностальгическое воспоминание.

Ну и плюс этот антураж, «каждый блюзмен должен иметь в кармане пистолет», вот это всё. Если интересуетесь поп-культурой и музыкой, интересуетесь, откуда растут корни у хип-хопа – посмотрите «Кадиллак Рекордс», не пожалеете.

PS: Там ещё и апостол альтернативного рэпа Мос Деф отлично играет Чака Берри, кстати

Дневник писателя

Провинциальный писатель М. сегодня ночью очнулся после четырёх часов плотного сна и вспомнил, что уточнённый план романа «Машина снов 3.0» занял 3700 слов. Это 4 с половиной листа текста. Поэтому писатель соскочил, как ненормальный и начал лихорадочно писать про красивые летающие машины, опасных существ, странные химеры и загадочные убийства. Собака сказала, что гулять сегодня не пойдёт. Кот сказал, что хочет есть, на ручки и фыр-фыр-фыр.

Дописавшись до состояния нокдауна, провинциальный писатель М. решил смыть в душе трудовой пот и лечь поспать. Но тут в коридоре что-то завозилось и чья-то безжалостная дрель сказала дрррр. Собака сказала: уходите, это мы тут живём и нечего тут шляться и делать дрррр в наши стены. Кот сказал: когда уже есть и фыр-фыр-фыр? Писатель перевернулся на другой бок и сказал: кажется, я ненавижу всё живое. Кажется, где-то внутри поднял голову мой внутренний питбуль, которого я зову Тревором. Он опасен. Дрррр прекратилось.

Писатель взял скандинавские палки и повёл собаку купаться в прозрачный зелёный карьер, окружённый соснами. Запах хвои успокаивал. По дороге писатель с айфона успел наделать всякой работы, пока собака отряхивалась и трясла ушами, похожими на два мохнатых топорика. Вернувшись, писатель и собака решили посмотреть, что же там за дрррр такое было. Оказывается, человеколюбивые сотрудники ЖЭКа с утра повесили во всём подъезде новенькие белые плафоны, услужливо подчёркивающие убожество стен и прочего антуража. Выгодно высветили надписи маркером на стенах. Облупившиеся чешуйки штукатурки. Всё стало выпукло и броско. В нашем подъезде вообще можно продолжение «Пилы» снимать или любого другого хоррора.

А ещё же плафон – это такая специальная штука, чтобы когда лампочка перегорает, ты буквально осатанел от ярости, вывинчивая в полной темноте эти крохотные винтики, которыми он крепится к гнезду. Чтобы замена лампочки перестала быть обычным бытовым действием и стала Настоящим Квестом. С учётом того, что лампочки у нас перегорают раз в две недели, плафоны обещают добавить увлекательности в наш скудный быт.

Позже, писатель понял, что только чайник доброго вишневого пуэра и хороший кальян смогут примирить его с такой реальностью, где дррр, внезапные плафоны и всё вот это. И ещё писателю срочно нужен большой бургер с халапеньос. Потому что халапеньос с утра – это всяко круче, чем кофе. И именно в этот момент писателю кто-то насрал на плечо. На любимую рубашку. Писатель попытался промокнуть насратое салфеткой (у предусмотрительного провинциального писателя, любящего капать едой на пузо и портить самые дорогие рубашки, всегда полно салфеток во всех карманах), но, судя по всему, бомбардировщиком оказался небольшой страус.

И вот, обосранный и невыспавшийся писатель стоит посереди одного из самых больших перекрёстков одного из самых больших городов самой большой страны мира, сжимая в одной руке надкушенный бургер, а в другой – изваськанную страусом салфетку. И думает: доколе. За что. А небо нынче синее-синее, ни облачка. И равнодушное, как кондуктор. И тут писатель вспоминает, что говно – это к деньгам. И тупо пялится в айфон в ожидании приятной смс-ки от какого-нибудь банка. А потом вспоминает, что чудес на свете не то, чтобы не бывает, просто их не так уж много, и идёт менять рубашку, и работать с черновиками под кальян с пуэром.

И получает два прекрасных воодушевляющих отзыва на свой предыдущий роман. И думает: а жизнь-то прекрасна и всё не зря. Особенно, когда на тебе чоткая футба с Кобейном, а внутри мирно женятся бургер и пуэр. Так что, друзья, не стесняйтесь писать людям приятные вещи. Вдруг они в этот момент как раз оказались в говне и невыспавшиеся. Их, людей, ведь так легко обрадовать. И сделать их странную жизнь чуточку легче.

Лучшая в мире «соцсеть»

Если бы я жил в идеальном мире и был умным парнем, то зафигарил бы себе приложуху, имитирующую ленты соцсетей. Назвал бы Smartbook. Слизал бы один в один фейсбучный дизайн, логотипчик сделал бы сходный. Чтобы по-минимуму отличалось от детища цукербергова. Но. Есть одно существенное но.

Smartbook формировал бы ленту следующим образом: рандомно брал бы из базы «Записки у изголовья» Сэй Сёнагон (первый в мире блоггер, Япония, то ли IX, то ли Х век), переписку Пушкина, дневники Чехова, письма Честертона к сыну, афоризмы Козьмы Пруткова, максимы Монтескьё и так далее, вы поняли, и выдавал бы как ленту. С аватарками.

Можно было бы ещё чат-бот зашарашить. Например, Александр Сергеич пишет «у себя на страничке» (на самом деле в письме Вяземскому) «мочи нет сердит — не выспался и не высрался». Ты ему такой пишешь в комментах: «Саня, как можно? Ну что за слова-то такие?!». А он тебе в ответ — убойную эпиграммку.

Вместо прикольных мемасиков — репродукции. В широком спектре. Не только Карл Брюллов, но и Рой Лихтенштейн с его знаменитой тангирной сеткой. Да и Хельмута Ньютона с Аведоном туда же, чего мелочиться. В общем, можно долго фантазировать. Главное — заходишь ты в Smartbook, и не видишь никакого ебучего Евровидения, никакого футбола, никакой политики, никаких придурошных гендерных стенаний, ничего вот этого. А просто жизнь обычных людей, делавших гениальные вещи. И всё.

Как я напугал родную собаку

Вообще, как известно людям, которые хорошо меня знают лично, я – чистый ангел. Я довольно компактный, хорошо пахну, умею выслушать и поддержать разговор на широкий круг тем. Но иногда и у меня случаются проблески звериной природы. «Проблески», конечно, слово совершенно тут неуместное, тут лучше бы сказать «протемнения», но такого слова нет, поэтому уж как-нибудь так.

максим_бодягин_писатель_челябинск_машина_снов

Как всё это случилось, сейчас сказать трудно, но я напугал родную собаку. Да, родную мне собаку бесчеловечно напугал. И что хуже всего, сделал это намеренно, вот так садистски, бесчеловечно взял, и напугал. Диспозиция была такая. Собака Чижик сидела в углу, а кот… Нет, не так. Надо бы с другого конца начать.

У нас весна. В других краях весна, извините, красна, но не такова весна на Южном, простите за выражение, Урале. Здесь весна угрюма, напряжена и нервенна, как баба на сносях. Она как бы есть, но её как бы нет. То есть, не взглянув на экран смартфона, невозможно просто так, на взгляд, определить, что это за хрень вокруг – апрель или ноябрь, или тихо замерло всё до рассвета. В этой связи, собака ни черта не жрёть, вся волнуется и нюхает беременный летом воздух (о нашем лете сказ отдельный, сейчас не буду, чтобы не усугубливать).

Кот Василий – косоглазый красавец пятнадцати лет отроду – тоже, знаете ли, не подарок в розовой обёртке. Кот Василий задирает к потолку изящное лицо, шевелит носом и громко вопрошает «доколе?». Вопрошает он часов тринадцать-четырнадцать в сутки. Считается, что коты спят по двадцать часов в сутки. Кот Василий своим существованием опровергает научные сведения о котах. Он не хочет спать, он хочет знать, доколе. Доколе снег, доколе жопа, доколе грязь, доколе срань, доколе снег, доколе ветер, аххах, Урал, ну, перестань. И так довольно долго. На довольно неблагозвучный котовий мотив.

В этой связи, собака Чижик периодически пытается взять менестреля в свои акульи зубы и принести мне, чтобы я что-нибудь сделал с этим неугомонным пиитом, который страдает он несовершенства бытия примерно на весь квартал. Пиит кричит: пусти, сатрап. Сатрап волнуется и бьёт хвостом по мебели. И в этой вот обстановочке я должен нести им утреннюю кашу, страшным шёпотом крича: заткнитесь, сволочи, вы сейчас весь дом перебудите. «Весь дом» в данном случае, означает мою любимую девушку.

И вот собака Чижик окончательно утратила свой чижиковый разум, бегает по всей квартире, клацая зубами и показывая длинный розовый язык, волнуя Васю. Когти Чижа высекают из паркета искры, подобно гусарским шпорам, с соответствующим гусарским звуком. Хвост выбивает из ножек стола синкопирующий африканский ритм. В эту какофонию немедленно вплетается трубное васино «аааау» (с ударением на «а»).

Я вежливо прошу перестать всё. Я закипаю, как старый чайник, не снабжённый свистком, и чувствую, что сейчас пар пойдёт из всех моих телесных отверстий, включая не самые приличные. Чижик не унимается, Вася вторит. Поэтому я беру со столу валяющийся тут же толстый голубой маркер (я им отмечаю трекер привычек и трекер сна) и, угрожающе наставив на собаку, мрачно говорю: «пиу! пиу! пиу!».

Виктория! Полнейшая виктория человека над зверем! Офигев от такой бесчеловечной наглости собака прячется под стол, Вася уходит жить на раскалённую батарею, а я облегчённо вздыхаю. Покой и нега воцаряются в доме. Спокойно и с достоинством накладываю зверям звериную кашу. Достаю из холодильника бутыль холодненького тана. Все мирно едят. Я пью. Снег летит за окном почти невидимыми звёздочками, чтобы тут же превратиться в капли на чёрных ивовых ветвях. Весна, будь она неладна.


В общем, приходите завтра (это суббота, 28 апреля) в 19:00 в арт-отель «Арбат» (ул. Советская, 38). Я буду читать кое-какие свои тексты на открытии групповой выставки живописи и графики POSTURAL. Читать буду много, текстов хватит всем. Для недовольных будет???? фуршет.

Говорят, что вход по приглашению, поэтому лучше позвонить и сказать, что вы мне не чужой и хотите шампанского и тарарам: +79049717582, +79193577598


PS: волшебный маркер, воспитывающий собак, могу уступить по специальной весенней цене 49.999 руб. Спешите воспользоваться предложением, только до конца апреля волшебный маркер по специальной цене! Остерегайтесь подделок!

Очень метко о труде писателя

«Люди думают, что, раз вы писатель, значит, жизнь у вас безмятежная. На днях один мой друг жаловался, что ему далеко ездить на работу, и заявил: “Тебе-то что, ты утром встал, сел за стол и пиши себе. Вот и все”. Я промолчал; тяжко сознавать, насколько твой труд выглядит для всех полнейшим бездельем. Люди думают, что вы прохлаждаетесь, а вы пашете как проклятый, именно когда ничего не делаете.

Писать книгу – это как открыть летний лагерь. В вашу одинокую мирную жизнь вдруг без предупреждения врывается целая толпа шумных персонажей и переворачивает все вверх дном. Приезжают поутру, вываливаются из большого автобуса, возбужденно галдят, готовясь сыграть свои роли. И никуда вы не денетесь: придется о них заботиться, кормить их, расселять по комнатам. Вы в ответе за все. Ведь вы же писатель»

Жоэль Диккер. «Книга Балтиморов»

Расскажу вам про лучший способ провести холодные выходные.

Расскажу вам про лучший способ провести холодные выходные. Лучший интеллектуальный способ. Вчера на книжном свопе я представлял книжку, которую почему-то никто не знает, но я искренне считаю её одним из самых значительных произведений ХХ века. Имя автора тоже никто не знает и это обидно. Когда я купил эту книжку лет пятнадцать назад, то открыл её за утренним кофе, чтобы просто полистать. И закрыл прочитанной уже глубоко за полночь. Я даже, по-моему, ничего не ел. Я не помню. Мне было важно дочитать до конца.

Что делает хорошая книга? Она вынимает из вас душу, комкает, как лист бумаги, рвёт и царапает, потом разглаживает и упаковывает на место. «Толстая тетрадь» Аготы Кристоф — именно такая книга. Вчера, готовясь к свопу, я открыл её, чтобы слегка освежить в памяти и… очнулся через два часа, докурив кальян.

Она невозможно хороша. Хоть и считается «самой безжалостной книгой ХХ века». Формальная аннотация будет звучать уныленько. Маленькая европейская страна, разгар Второй мировой, мать не может прокормить двоих близнецов в голодающей, изможденной бомбжками, столице и отправляет их в крохотный городок к бабушке. Бабушку зовут Ведьмой. Первое, что она заявляет мальчикам — им придётся работать, чтобы оплатить своё пребывание тут, после чего продаёт на рынке их вещи. Такая, в общем, бабушка.

Но пересказать всё это всё равно невозможно. Потому что это роман о взросления близнецов, которые считают себя одним человеком. Во второй части оказывается, что история, в которую читатель влип полностью, оказывается то ли выдумкой, то ли бредом. А в третьей части всё опять ставится с ног на голову. Были ли это близнецы? Или один жил исключительно в голове другого? И кто, вообще, всё это нам рассказывает?

Агота Кристоф очень интересно пишет. Её телеграфному стилю позавидовал бы даже Чак Паланик. Её проза проста, как букварь: подлежащее, сказуемое, скупое определение — всё. Но этим простым языком она умудряется выписывать такое, что… Ой. Я вчера на свопе для примера зачитал пол-странички — у аудитории моментально увлажнились глаза. Агота Кристоф была очень крута.

Не буду дальше растекаться мысью по древу, всё равно у меня иных эпитетов для этой книги, кроме превосходных. «Толстая тетрадь» Аготы Кристоф — лучший способ провести эти холодные выходные с удовольствием. Катарсис гарантирован.

Никто не может откусить сицилийцу яйцо и чувствовать себя в безопасности

Поскольку в лентах нечего смотреть, сплошные битвы роскомпозора с телегой, расскажу вам про смешное кино в жанре «треш, угар и содомия». На Сицилии жил мальчик Луиджи Макерони. Он переехал в Нью-Йорк и стал крутые полицейским. Настолько крутым, что он пьёт бурбон, не вынимая сигареты изо рта, не снимает тёмные очки даже ночью и носит мятый плащ, как у великого Коломбо.

И тут в публичных домах Нью-Йорка происходит ряд ужасных убийств — кто-то откусывает мужчинам их мужские половые хуи. Под корень. Всё в крови, все в ужасе. Макерони начинает расследование и выясняет, что всему виной живые зубастые гандоны. Он идёт на свидание с парнем-проститутом (да, забыл сказать, Луиджи — гомосексуалист, поэтому и свалил с Сицилии, где его мама мечтала женить сыночку непременно на девственнице), очаровывает его своим достоинством в тридцать с чем-то там сантиметров, но в самый романический момент на него нападает бешеный гандон и откусывает Луиджи правое яичко.

Ослеплённый местью, Макерони выходит на охоту за зубастыми гандонами. «Никто не может откусить сицилийцу яйцо и чувствовать себя в безопасности», сурово говорит он, рыща по городским низам, опрашивая трансвеститов, сутенёров и прочий сброд. Позже там обнаружится и «русский след», и религиозный экстремизм, и опыты с генетикой, и прочий коктейль.

И самое прикольное, что я всё это не выдумал. Действительно есть такой фильм, сняли немцы в 1996 году, называется «Презервативы-убийцы». Как они получили бюджет на это разухабистое варево? Загадка. Снимали по комиксам Ральфа Кёнига и самая оборжака, что в оригинале детектив действительно мачо натурале, а в кино… Ну это как если бы лысеющий и грушевидный бухгалтер изображал Брюса нашего Уиллиса. Я очень сильно хохотался.

Тяжело расставаться с любимыми инструментами

Терпеть не могу ситуации, когда ломаются любимые, привычные инструменты. Это прям травмирует. Тебе надо выполнить задачу, а разработчик такой раз и сменил тебе интерфейс, всё кнопки местами поменял, сделал всё вырвиглазно красным и сидит, хихикает, гнида, под какой-нибудь пальмой у какого-нибудь моря.

Вчера простился с одним из любимых приложений — DayOne, которым пользовался аж с 11-го года. Это была удобная и красивая штука для ведения дневника. С фоточками, погодой, трекером шагов и всё такое. В сентябре она перестала синхронизироваться через Дропбокс, поскольку тот сменил политику использования API, или что-то типа того. А iCloud я не доверяю.

Всё, что нужно знать про iCloud: на iPhone и iPad стоят одинаковые версии iOS. При этом, документ .pages, созданный на айфоне, невозможно прочесть на айпаде. Это как бы закрывает тему айклауда. Тем более, что синхронизация iOS 10 и OS X Mavericks тоже криво-косячная, а вот ось на маке я категорически менять не хочу. Особенно в минуты, когда рублик скочет, как раненый зайчик.

Оставался, конечно, MacJournal, но он какой-то монструозный для дневника. Продолжаю наблюдения.

Силиконовая долина, 5-й сезон на русском

Эх, бида-пичаль. Ещё один сериал стремительно покатился в ту бездну, которая уже давно поглотила «Теорию Большого взрыва» и прочих шерлоков. Я про свежий, пятый сезон «Силиконовой долины», который сейчас довольно оперативно выкладывает Амедиатека. Посмотрел три серии и стало очевидно, что всё катится по наклонной.

silicon-valley-season-5

Раньше команде Ричарда Хендрикса (крайний справа) и его «Крысолову» доставалось по соплям из-за каждого угла и это была замечательная духоподъёмная комедия про гиковскую банду, которая идёт вперёд, несмотря ни на что. Теперь же «Крысолов» сам начал покупать какие-то компании и вообще всё как-то слишком хорошо. Моего кумира Эрлиха Бахмана как спрятали где-то в Непале, так и не показывают.

А главное – из Хендрикса совсем уж сделали полного дурачка. Кроме того, теперь в каждой серии свой мини-сюжет (а не сквозное повествование) и этот мини-сюжет полное говно в духе «Пионерской зорьки» для офисного планктона. Такое ощущение, что Майк Джадж забухал, а на его место прислали бригаду сценаристов и режиссёров из студии «Диснея», много лет производящей высококачественный блевантин.

Майк, вернись! Я всё прощу! Даже смерть «Бивиса и Баттхеда»! Даже то, что после «Идиократии» и «Царя горы» ты впал в творческий анабиоз… ЫЫЫ. Верни мне Эрлиха.