Как исправить индейку

Пост про еду, вынесу из комментов, чтобы все видели, не шаря по тредам. Когда я был маленьким, летом жил в деревне и был почти единственным белым ребёнком среди мусульманских детей на нашей улице, там индейка за птицу не считалась. Ради дорогих гостей всегда забивали курицу. Мясо сладкое, нежное. А индюшка? Да тьху. Кто ж их считал. Индюшка была повседневной едой. И этой едой, как я думал, я наелся навсегда.

Честно говоря, я совершенно не переношу собственный запах индюшатины с тех самых пор. Поэтому недавно открыл для себя убирать его долой, получая вкусное и диетическое блюдо. Для этого индейку надо чуть подмариновать.

Я ваще не парился, взял подложку «азу из индейки», там она как раз маленькими кусочками порублена. Промыл её и контейнер, в котором она была, чуть-чуть масла, чуть-чуть соевого соуса, чёрный перец (нормально так), пару столовых ложек молотой паприки, сок из полузасохшего лимона выжал и буквально капельку сахару сверху. Перемешал, минут сорок она у меня так вот мариновалась. Потом бросил на сковородку, пыщь на одной стороне, пыщь на другой, залил маринадом и крышкой накрыл. Всё. Через десять минут достал и съел, аж лысина вспотела. Причём, остатки доедал ночью (да, у меня тоже бывает ночной дожор), без гарнира, просто с белым хлебом.

Друзья, важно: индейка готовится обычно не более десяти минут, иначе пересохнет и получится «подошва». Точно так же фарш из индейки можно сделать куда более пригодным для еды, если добавить к нему немного карри и базилика. Его можно просто обжарить с луком и со специями он будет вполне себе ничего.

Есть живые? Делитесь опытом

Осознав тщету свою перед громадой надвигающихся праздников можно сделать две вещи: либо отгородиться от счастливо бухающего мира, либо отдаться воле волн и влиться в этот беспощадный поток. Я выбрал первое и сейчас, выползши из своей уютной норки, узрел бесчисленные стенания друзей о нажратых килограммах, появившихся невесть откуда жировых складочках, плачи по итогам года, лучезарные надежды на год грядущий, полное незнание восточного календаря, обещание не есть шаурмы в качестве жертвы новому маскоту – Собаке, которая придёт ещё только в феврале и, в общем, много интересного другого.

год Петуха

Мне же среди курганов подсохшего оливье и вершин из пустых бутылок кажется слегка неуютно. Я тревожен и тих, замариновал кусочки индейки и снова уткнулся в свой мирок, отгородившись от снежной реальности собакой и котом. А ведь надо выползать как-то. Надо начинать работать не только над книжкой (что, безусловно, приятно), но и нести в массы свет культурки. Я же типа обозреватель и всё такое. Рассказывайте, что у вас тут в нормальном мире? Как приспосабливаетесь к постпраздничной жизни? Болит ли головушка? Пусты ли карманцы?

У меня отчёт простой: пошаговый план нового романа (условно назовём его «Машиной снов 3.0») составил 6,5 листов текста. И это только канва, и это только одна сюжетная линия, над остальными яростно тружусь. Сколько героев задействовано, даже посчитать боюсь. Готового текста пока 9.000 слов, но мне пока удаётся сохранить читабельность, тьфу-тьфу-тьфу. Первый отзыв на «Сонницу» (это второй роман в серии после «Машины снов») составляет всего два слова, но каких! «Охуеть» и «восхитительно». Что, в целом, переполняет меня тихой гордостью.

Даже жаль, что приходится вылезать из берлоги на мороз и начинать делать другую работу. Спасает одно: работу свою я люблю и людей, с которыми она меня сталкивает, люблю тоже. Но так тяжело из мира грёз выкарабкиваться. Так что рассказывайте, как справляетесь? Может, научусь чему-нибудь у вас. Мотивации там, тайм-менеджменту или ещё чему модненькому.

Дао картохи

Дао картохи. Многие граждане убеждают себя и окружающих, что умеют жарить картону, мол, дело это нехитрое и поэтому жарят её бы как, наобум. Поэтому она получается никакая, как зимний сумрачный помидор, который можно использовать лишь как реквизит для написания натюрмортов.

Жареная картошка должна снаружи иметь корочку, а внутри — вкусную мякушку. Если же она вся одинаковая, это признак неуважительного к ней отношения. Поэтому рискну сегодня поделиться собственным опытом приготовления этого советского народного блюда.

Во-первых, не жопьте масла, товарищи. Потому что без него никакой корочки не получится и будет такое же вялое буэ, как порой случается в буржуйском Макдоналдсе. Если жарите для мужика с тайным пожеланием ему мужской крепости, лучше всего вытопить мало до шкварок и потом уже продолжать, поскольку нет лучшего естественного источника тестостерона, чем свиное сало, как говорят нам знатоки. Я, правда, шкварки не ем, а вам всё дозволено.

Во-вторых, мастера-картофележары используют тайную схему «двух поворотов», которую сегодня можно открыть широким народным массам. Схема проста и эффективна, применяется после того, как вы почистили и порезали сами клубни: «закинули картону — обождали; закинули лук — перевернули; подсолили — перевернули». После чего закрыли крышкой и совершенно выключили весь огонь. Потом картошке надо отдохнуть.

Не надо постоянно ворошить несчастную картошку, не надо суеты и нервного вобужденья молодого любовника. Смельчаку, взявшемуся за приготовление картофельных клубней посредством жарки, нужно терпение снайпера, а не вот это вот туда-сюда. Закинули и обжарили. Закинули лук, перевернули. Закинули соль-специи, перевернули, накрыли крышкой, выключили, пошли за водкой. Всё. В простоте сокрыта совершенная мудрость.

С моей точки зрения, ошибочно вместо специей использовать слова «моя мама так не делает». Мы не обязаны повторять ошибки вашего папы. Специи полезны и нужны. Поэтому можно взять сухую чашку и сухую ложечку (у меня она меньше стандартной чайной), и взять четверть молотого имбиря, половинку — куркумы, на глазок чёрного перца. Если есть молотая паприка, можно её добавить примерно столько, сколько и куркумы. Потом я в ступке тщательно перетираю несколько зёрен киндзы, стараясь не переборщить. Всё это мы перемесюкивам и высыпаем в картону вместе с солью, потом ещё один (тут тоже важно не переборщить) зубчик чеснока давим сверху.

Приятного аппетита.

полезное

Марк Леви цитирует Джона Ворхауса, автора детективных романов, книг о техниках писательского труда и пособий о том, как выигрывать в покер:

Снимок экрана 2018-01-03 в 14.30.43

C наступающим!

с НГДорогие друзья, от всего сердца поздравляю с наступающим Новым годом! Жизнь не манная каша без комочков. Но, наверное, этим она и прекрасна. Кто не любил, не разочаровывался, не страдал, не преодолевал, не возрождался, не надеялся, не боролся, не скрипел зубами от ненависти и не танцевал после победы, тот и не жил. Значит, ещё поживём, споём и порадуемся.

Спасибо всем, кто читал, писал, лайкал, присылал сообщения, вдохновлял и поддерживал! Я очень вас люблю, даже когда вы ведёте себя как придурки, и даже когда я сам веду себя как придурок. Год был забавным и нескучным, но, во многом, благодаря вам прошёл весело.

Желаю всем-всем здоровья, радости, захватывающих дух открытий и увлекательных переживаний! Пусть всё-всё будет хорошо. Обнимаю и всё такое. Берегите печень и хорошо закусывайте ;-)

С Новым годом!

Вкусный айнтопф для пост-новогоднего стола

НГ

Вчера внезапно сварил айнтопф, получилось вкусно, поэтому делюсь рецептом. Сразу напомню, что я не кулинар и не гурман, я – честный обжора, поэтому что сварил, то сварил. Айнтопф – это такая немецкая солянка, которая (как и русская солянка) варится по принципу «Клава, бросай в каструлю, всё, что найдёшь, а я пока за водкой сгоняю». Поэтому рецептов айнтопфа существует великое множество. Я сварил так, как описано ниже.

Думаю, сам принцип айнтопфа родился из немецкого прагматизма. Например, широко известен немецкий способ бухать: берёшь две кружки самого дорогого пива и ящик какого-нибудь дешманского бырла. Поскольку после двух кружек пива у нормального человека вкусовые ощущения ощутимо притупляются, догоняешься всем подряд. С айнтопфом такая же штука – телятина мясо дорогое, поэтому необязательно на одной телятине похлёбку варить.

Нам понадобится: сливочное масло, кусочек телятины или говядины, пару свиных эскалопов, куриное филе, лук, капуста, лук-порей, морковка, картоха, смесь корней петрушки и пастернака, соль-перец и зелень петрушки. Ещё хорошо, если дома есть говяжий бульон. Если где завалялась банка зеленого горошка и пара сарделек, тоже хорошо. Ну и бутылочку зубровки надо поставить в холодильник, конечно.

Итак, «айнтопф по-простецки». Поставил на медленный огонь кастрюлю с толстым дном и бросил туда шматочек сливочного масла. Пока оно таяло, помыл и порезал «дамским пальчиком» (как на гуляш) пару нежирных свиных эскалопов. Пока эскалоп отдаёт жир, помыл и порезал кусок телятины граммов на 250-300, отправил в кастрюлю, потом помыл и порезал куриное филе. Всё режем как на гуляш. Потом хорошо так прибавил огонь, обжарил. Нарезал кубиками две луковицы, добавил к мясу, щедро насыпал майорана и чёрного перца, посолил и обжарил смесь. Когда всё обжарилось, залил говяжьим (можно и овощным, беды не будет) бульоном и на 40 минут оставил пыхтеть под крышкой на медленном огне.

Пока всё волнуется, достал большой стебель лука-порея граммов на 250-300, разрезал вдоль, промыл и нашинковал полукольцами. Порезал четверть маленького вилка капусты (визуально капусты и порея должно быть поровну), крупную морковку и пять картох. Пока всё резал, морковка обжаривалась. Когда морковка улетела в будущий суп, обжарил порей, потом добавил в суп капусту, когда она осела – картоху. Долил чутка воды, добавил смесь корней петрушки и пастернака, лаврового листа и очень немного красного перца. На 4-литровую кастрюлю половину чайной ложки.

Готовность определяется по мягкости картохи и смеси корней, но тут лучше не торопиться, лучше потомить на медленном огне, пока похлёбка не станет похожа на похлёбку. Если получилось слишком жидко, не похлёбкообразно, а более суповидно, можно пустить в ход загуститель. Либо добавить зелёного горошка (это если повар мяса не пожопил), а можно нашинковать и обжарить пару сарделек (это если с овобщами перебор). Но у меня и без того получилось ничего так.

Готовый айнтопф посыпается рубленой петрушкой и очень хорошо подходит к ледяной зубровке. Варится это блюдо просто и естся хорошо. Всем доброго здоровья и с наступающим Новым годом!

«Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»

choosevoice-kak-vitka-chesnok-vez-lekhu-shtyrya-v-dom-invalidovСейчас наступили такие времена в отечественном кино, когда говоришь «фильм непротивный» и уже хорошо. «Витька Чеснок» – это классический road movie, хорошо вписанный в русский контекст. Настолько хорошо, что когда я просил своего старого друга описать это кино, он задумчиво затянулся и сказал «очень русский фильм». Собственно, сама схема «взять западный формат и снять в нём что-то своё» не нова. Так снят ещё «Экипаж» Митты в 1979 году. Но иногда это похоже на вивисекцию, а иногда на изящную игру.

Когда Балабанов берёт туповатый подростковый слэшер и помещает его в контекст позднего СССР, назвав ублюдка «Грузом 200», то получается нечто, что не держит головку, пускает слюни и ходит под себя. «Витька Чеснок» как пример трансплантации куда лучше. Да, при просмотре возникает ощущение, что всё это ты уже где-то видел. Да, красная игрушечная машинка на фоне жёлтого цветущего поля напоминает всё сразу – от «Валландера» с Кеннетом Браной до «Утопии». Но всё это совершенно не мешает.

maxresdefault

Тут, как всегда, получается довольно детский спор «что важнее: правда или правдоподобие?». Если выбрать правдоподобие (что, действительно, важнее), то факт, что собрались люди с развитым эстетическим чувством и сняли фильм «о городских низах», перестаёт вызывать отторжение. Если же настаивать на правде, то выйдет глупо, потому что а) люди, о которых снят фильм, сами никогда никакого кина (тем более, про себя) не снимут, и б) в нашем слоёном Абсурдистане никакой правды нет.

Для меня, например, нормальна ситуация, когда я утром болтаю возле алкомаркета с человеком, живущим на пенсию по инвалидности с диагнозом «шизофрения», а вечером ужинаю с бывшим вице-губернатором в пафосном ресторане. Я вижу довольно широкий срез общества, так сказать. Но я не возьмусь, например, написать бытописательский роман про город, в котором живу, или снять фильм в жанре hyperlink, типа «Столкновения» Хаггиса, потому что внутри каждой социальной страты своя правда, а страт этих сейчас миллион.

Поэтому я выбираю правдоподобие и тогда «Витька Чеснок» оказывается очень неплох. Мне показалось, он похож на двухлетней давности клип «Ленинграда» «Вип», растянутый до полного метра. «Витька Чеснок» проходит по тому же ведомству, что «Мама, не горюй» и «ДМБ». Не самая плохая компания, на мой вкус.

chesnok_miniКонечно, весь фильм держится на работе Евгения Ткачука, который по-честному играет «на разрыв аорты» и без его честности всё бы развалилось. Потому что как бы я ни любил Алексея Серебрякова, в жизни каждого успешного актёра наступает момент, когда он перестаёт играть, надеясь выехать на чистой технике. Как Аль Пачино и Де Ниро, которые последние лет десять (а то и больше) просто не парятся, а только меняют маски. Серебрякову в «Докторе Рихтере» не удалось сыграть Хауса, видно, что он просто мучительно притворяется мизантропом. Тут же ему не удалось сыграть зека-пересидка, он точно так же мучительно притворяется. Хорошо, кстати, что Андрей Смирнов (патриарх, автор «Белорусского вокзала») говорит всего несколько слов и ролюшка у него крохотная, не разойдёшься. А то бы всё правдоподобие полетело к чертям.

Короче, очень старательно сделанный фильм. Можно смотреть.

Дорогой дневничок

Вынырнув из пучин подсознания, где я лихорадочно конструирую увлекательный, но безжалостный мир, населённый женщинами-воительницами, хитроумными убийцами и шаманами-людоедами, вкратце скажу вот, что:

– У меня новая зависимость. Тан. Ну, или айран. Но тан, конечно, лучше. Причём в детстве, когда этого айрана вокруг моря были разливанные, я его в упор не видел и даже не мог представить, как взрослые могут, не морщась, пить эту адову смесь солёной минералки с сывороткой.

А вот поди ж ты. Никогда не говори «никогда». Вплоть до того, что в шесть утра могу за таном в ближайший лабаз подорваться. Правда, в это время суток возможны курьёзы. Например, взрослый человек, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, может на полном серьёзе встряхнуть на кухне бутылку тёплого тана, а потом удивляться, что вся кухня потом равномерным слоем залита бледным слоем этого самого тана. Будто бы в кухне взорвался сексуальный маньяк, простите.

Тем, кто давно следить за этой страничкой, докладываю: нет, тяга к кабачковой икре никуда не делась. Замещения не произошло. Продолжаю коллекционировать зависимости. Чао, раггаци! Ну, или бамбини, как вам больше нравится.

Машина снов 3.0

Сегодня я придумал первую фразу нового романа (кстати, финал тоже придумал). Есть железное правило: редактируй текст только после того, как надёжно его забудешь. Но машину-то не остановить. Нужно чем-то заместить в голове “Сонницу, над которой я работал так или иначе пять лет, пока в конце октября не дал себе пинка под зад и не завершил работу.

Снимок экрана 2017-12-12 в 13.51.54

Поэтому я придумал новый роман. Начинаться он будет так:

«Кромм сделал большой глоток, опустошив стакан на две трети, и уже было поставил его на стойку, но ненависть снова раскалилась внутри белой дугой сварочного аппарата. Он слышал, как она гудит и воет. Кромм допил остатки, поставил, наконец, стакан, огляделся и мрачно выдохнул в лицо бармену: ещё. Он ненавидел это место. Всю неделю, что ему пришлось жить здесь, ненависть не разжимала зубов ни утром, ни днём, ни уж тем более вечером, когда она начинала грызть его с утроенной силой”.

Это будет классический детектив с убийством, но в стимпанковом сеттинге. Как и “Сонница” он сюжетно будет перекликаться с “Машиной снов”, но его — как и “Сонницу” можно будет читать и совершенно отдельно. Книга не будет фантастикой в чистом виде, она будет про обычных людей на фоне необычных декораций. Они будут любить, предавать, разлюблять, строить козни, горевать и всё такое. Если всё пойдёт хорошо, я опубликую «Машину снов 3.0» к майским праздникам. Если всё пойдёт не так гладко, то читатель сможет увидеть его с началом летних каникул.

Работать буду уже не в таком бешеном ритме, как в ноябре, оставлю место для какой-никакой социальной жизни, будь она неладна.

Цыферки на картинке – это статистика, сколько я наколотил на айфоне текста за 6 недель. Да, на iPhone SE, с маленьким экраном. Использовал iAWriter (там удобная клавиатура), SimpleNotes как буфер обмена для текста и MacJournal для синхронизации работы между устройствами. Поэтому, если вам кто-то скажет, что айфон неудобен для работы, можете засмеяться и хитро сказать: «Смотря для какой».

Слегка философский пост о русской жизни

Как-то раз я трудился в одной своеобразной организации, где вместо столовки был свой небольшой ресторанчик для внутреннего пользования. Скучаю по нему до сих пор, ибо готовили там божественно. Но речь не об этом.

На раздаче там стояла крупная женщина с пергидрольными волосами при всегда отросших, разумеется, корнях, с густо подведёнными глазами, золотой коронкой и широченной улыбкой. Она очень заразительно смеялась, как мне помнится. Как её звали, я позабыл, помню, что она была из породы тех женщин, к которым слово «баба» подходит не оскорбительно, а просто как определение той точки в пространстве, которую они занимают в гуще остальных людей. В этом «баба» (применительно к ней) чувствовалось бы нечто тёплое и уютное, как в нагайбакских алых куколках из домотканого полотна или краснощёкой фигурке той бабы, что садят на чайник, чтобы сберечь тепло.

И тут на работу взяли девушку чуть за двадцать из породы «пися модная». Губы, татуаж бровей, нарочитое декольте на грани приличия, тщательная укладка в восемь утра, и, главное, то неподражаемое снисходительно-брезгливое выражение лица, что превращает вполне человеческое себе, милое девичье лицо в ебальник. Лебедицею она подплыла за завтраком к раздаче, покачивая анорексичными бёдрами и лениво молвила (всё с той же брезгливо-снобской интонацией), делая губы колечком:
— Ну и чё у вас каша сегодня сладкая или солёная?

Баба повернулась к ней, уперев руки в спелые бока, подняв бровь облила писю с головы до ног холодным взглядом, потом цыганисто блеснула золотом в рту и совершенно по-матерински ответила:
— Эх, милая моя. У настоящей каши в том-то весь и вкус, что она одновременно и сладкая и солёная.

Она помолчала, опустила голову и руки, вздохнула и добавила:
— Как и вся наша жизнь русская.

Часто вспоминаю эту сцену.