Новостя музыки: две банды на днях вдарили рока в этой дыре

Одни разочаровали, другие – порадовали. И те, и другие – неожиданно.

Снимок экрана 2019-07-09 в 10.29.54

Мои любимцы The Black Keys (на снимке справа) дней десять назад выпустили новый альбом под названием «Let’s Rock”. Я подписался на него в Apple Music ещё в мае, ждал выхода и… Увы. Хоть критики и говорят, что Keys попытались вернуть року его исконное звучание, альбом показался мне скучным.

Как честный фанат я прослушал его раза три-четыре, но там нет ни того драйва, что у трека Little Black Submarines, ни того шаловливого кокетства, что у Lonely Boy. Всё как-то битловастенько, уныленько и не хватает разухабистой американы. Ну, разве что Tell Me Lies ничего, но она именно «ничотак», не «вау!». В общем, для того, чтобы с утра дойти до работы, это вполне комфортный фон, но не более того.

А вот «Help Us Stranger» – новый альбом от The Raconteurs (на снимке слева), который тоже вышел на днях – оказался неожиданно более драйвовым и более ностальгическим. Вот там действительно всего понапихано: и панка, и Вудстока, и синты от 80-х пробиваются (правда, очень умеренно, не до передозировки), и вообще приятный альбом. Я не фанат Джека Уайта и не любитель определений типа «супер-группа», поэтому с лёгким подозрением отнёсся к этому релизу, а зря. «Help Us Stranger» – прекрасен. Добавил в медиатеку.

И про мечты, что юношей стареющих питают…

Я думаю, что если бы мне предложили попутешествовать во времени (странно, с чего бы появился такой добрый волшебник, но пусть) имея достаточные ресурсы, то я бы прямиком отправился в музыкальный тур, чтобы услышать живого Колтрейна, живых Чета Бейкера и Майлза, Диззи, великих чёрных певиц – вот это всё.

Nina Simone performs at the Salute to Freedom benefit concert.

Nina Simone performs at the Salute to Freedom benefit concert

Я пил бы чистый бёрбон и рисовал бы их всех. Других фантазий у меня по этому поводу нет. Даже юношеская мечта наебениться с Хемингуэем в Париже как-то растворилась. В конце концов, писателей интереснее читать, чем общаться с ними вживую. А вот послушать игру великих мёртвых… Эх. Ну, может в Лондон бы слетал, в эпоху зарождения великих рокеров. В общем, волшебник прилетай, мне очень надо.

Чем занят доктор Хаус в свободное от ненависти время

Didn’t It RainОдин мой друг подсказал, что Хью Лори ещё в 2013 году выпустил блюзовый альбом Didn’t It Rain с сессионными музыкантами из Нового Орлеана, латинской звездой Габи Морено и другими интересными людьми. Это атмосферно, это ностальгически и это сделано с любовью.

Muse. Simulation theory (2018)

Simulation Theory cover

В пятницу Muse выпустили свежий альбом «Simulation theory». Я не ностальгирую по 80-м, терпеть не могу брит-поп, но вот свежий Muse мне очень вкатил. Вероятно, я просто переслушал черной музыки этой осенью, а уж что может быть белее Мьюза? Хотя, в треке Propaganda Беллами активно даёт Принса, ничего чёрного там, кроме этой стилизации, кажется, нет.

А что там есть? Там полным-полна коробушка восьмидесятнических звуков, посторонних шумов, скрежетов, скрипов. Слушается всё это очень свежо, к тому же, фирменный белламовский тенор, переходящий в фальцет, очень мелодичен. С запоминающимися мелодиями (простите за тавтологию) всё тоже ок. «Simulation theory» напоимнает сразу всё: и «Первому игроку приготовиться», и «Очень странные дела» и ещё кучу всего.

muse-press-photo-2018

Впрочем, там не только эксперименты. Композиция Something Human — вообще пионерская песня под тыгыдымскую гитарку, костёр, порозовевшая вожатая, вот это всё. Blockades — это настолько зашкаливающий пафос, что даже забавно. Ну и гитарное соло там такое, будто позвали играть чувака из группы «Мираж», который подражает Брайану Мэю. Очень бы подошло какой-нибудь советской документалке про покорение космоса.

В общем, альбом из медиатеки не удалил, послушал с неожиданным удовольствием, буду слушать ещё. Надеюсь, кому-нибудь тоже пригодится эта наводочка.

Музыка для работы

Короче, у всех нас бывает потребность отключиться от внешней реальности и нормально поработать. В этот момент гомон за соседним столом, оживлённая болтовня коллег и постоянные оповещения смартфона как-то совершенно по особенному выбешивают. Я, кажется, нашёл почти идеальное лекарство для таких случаев. Это группа General Fuzz. Обычно я загружаю сразу плейлист из YouTube (в SoundCloud тоже есть), втыкаю наушники и всё, я уже в ином измерении. Идеальная музыка для работы, на мой вкус.

Стинг записал новый альбом

Несколько недель назад один добрый знакомец сказал мне: «Стинг записал новый альбом. И это рэггей». Другой мой приятель сказал: «Стинг? Рэггей?!». Я ответил: «Чувак, вспомни Police». Не знаю, почему я не рассказал вам об этом альбоме сразу, но сейчас признаюсь: на двадцатое прослушивание он даже лучше, чем на первое. Называется альбом 44/876, не спрашивайте, почему — я не знаю.

Они сошлись коса и камень, огонь и лёд, вода и пламень, или как там было у Александра Сергеевича. Белый, как сахар, Стинг, и чёрный, как уголь, Шэгги. Стерильный тенор и гулкое хрипатое бубуканье. Чистый английский язык и адов ямайский акцент. Это прямо плюс и минус. Или наоборот. Диаметрально противоположные исполнители в дуэте дают очень приятный эффект.

Несмотря на годы, Стинг здесь — тот самый Стинг, что так встряхивал нас своим мелодизмом с самого первого альбома The Dream Of Blue Turtles. Когда он услышал песню Шэгги «Don»t Make Me Wait», сразу сказал, что это мировой хит для него. А дальше понеслось. Очень английские мелодии наложились на карибские ритмы. The Police + Motown.

Общий эффект от альбома напоминает гениальную песню Dawn Penn «No No No», которая по мелодике — чистый блюз, а по ритмике чистое рэггей. Прослушал раз тридцать и уверен, что буду слушать ещё. И вам советую. В конце концов, в последнее время не так много интересного рэггей наблюдается. Очень летняя музыка.

Снуп Дог записал новый альбом

Snoop DoggА ещё же наш прекрасный Снуп. Который раньше был Догги Дог, потом снимал порно, потом одевался как король одежды в «Старски и Хатч», потом его английские мусора вязали в аэропорту, а потом он стал просто Снуп Дог. Так вот, мальчик уже не мальчик и в нём внезапно проснулись папины гены. А папа у нас играл на тамбурине в церковном хоре, где лиловые мантии с золотом, пасторы с идеальными белоснежными воротничками, аллилуйя братья и сестры и вот это всё. А когда мальчик был мальчик, кстати, он сам в таком хоре пел.

И вот он зазвал чёртову уйму всяких приятных чёрных людей и забабахал альбом «Snoop Dogg Presents Bible of Love» (есть на Яндекс.Музыке, например). Там, по идее, должен быть хип-хоп, но, на самом деле, там госпел. Много, много госпела. Там сплошной Джизас и «сатана, тебе не одолеть». Всё это ужасно весело и местами экстатично. Правда, поскольку там аж 32 трека, через какое-то время начинаешь слегка подпрыгивать, а потом этот бесконечный профетический экстаз начинает утомлять. Но, вообще, в это унылое время года все эти библейские танцы заходят очень даже ничего.

Трип-хоп — почувствуй себя шизофреником!

С трип-хопом получается странная петрушка. Я никогда не был фанатом трип-хопа, но, с другой стороны, когда кто-нибудь включал Massive Attack или Трики, я не ломился прочь, зажав уши, с воплями: «Уберите это немедленно».

А тут заметил, что пропустил прошлогодний альбом Трики Ununiform, включил, побежал по делам и вспомнил этот странный эффект, который даёт трип-хоп на улице. Шум города глушит половину звуков, оставшиеся весьма органично в этот шум вплетаются, их сопровождает похрипывание, шепотки, минималистичный вокал и вс это ощущается, как голоса в голове, реально. Я бы даже бодрящий лозунг такой запилил: «Трип-хоп — почувствуй себя шизофреником!». Очень прикольно.

Время N

Борис Борисович Гребенщиков выпустил на днях свежий альбом «Время N». В своей вечерней передаче Иван Андреевич Ургант, представляя телевизионной публике этот альбом, не преминул раскрыть секрет названия, хитро сказав, что это, мол, аббревиатура, но мы расшифровать этот русский глагол на N не можем, в силу законодательных ограничений.

БГ

После чего, господин Ургант спросил БГ, нельзя ли подобрать к этому хитрому инфинитиву какой-нибудь пристойный синоним, что-нибудь из ряда «накидаться», «напиться» или даже «напузыриться». Разумеется, БГ так же хитро посмеиваясь в бороду, парировал любые предложения Урганта фразой «ну, не! Ну это же совсем не то!». После чего предложил примерно такую иллюстрацию коварного глагола:

— Представь себе хрустальный дворец километра два площадью и километра полтора в высоту. Вот залить его водкой, а потом разнести в мелкие дребезги — вот это оно и будет.

И, в общем, классик не обманул. Во-первых, он как советская сгущёнка, которая никак не меняется со временем, ну, или как гематоген. Во-вторых, действительно хочется Nаебениться. Настроение альбом передаёт очень точно.

Дружище, сыграй мне какую-нибудь кивануку

киванука

А ещё же этот детский страх: а вдруг всю музыку уже сыграли и никакой новой человеческой музыки больше не будет? А вдруг отныне в мире будут только сэмплы для караоке, рингтоны, лаунж-каверы, поливающие тошнотворненьким сиропом всё, что мы любили в юности, и моря разливанные стас-михайлова? Вдруг ноты кончатся? Даже нехорошие мурашки пробежали по хребту.

Я ж помню тот страшный зимний вечер, когда судьбина забросила меня в ресторан, где пьяная бухгалтерша может походя оборвать встречному мужчине крайнюю плоть. Где ближе к полуночи эстроген мелкими каплями конденсируется на стенах. Где с удивлением обнаруживаешь, что ползущие по стенам огоньки – это не лучи дискоболла, а испепеляющие взгляды постбальзаковских дам, выцеливающих жертву.

И вот, в этом жарком аду, где я сидел в компании бойца-тяжеловеса, желавшего близости со всеми присутствующими дамами, но не могшего уже преодолеть сил земного тяготения, появился Он. Сначала, я даже не понял, что это – Он. Ибо выглядел он непрезентабельно – белая рубашка была такой, будто бы он неделю спал в ней. А ещё он оказался лыс и волосат одновременно. То есть, блестящую лысину обрамляли длинные волосины, которые он собрал в типа самурайский пучок, достигающий поясницы. И тут он запел хиты Стаса Михайлова (об этом мне рассказал сидевший рядом боец, полужидкий и томный). И сразу же стал не просто, а – Он.

Женщины коллективно вздохнули. За такой вздох можно отдать многое. «Я тебя, за тебя, у тебя», пел певец. «Для тебя я без тебя я на тебя», восторженно отдавала энергию толпа. Боец встал, но сел. Я выдохнул. Его голубые очи пылали жаждой исправить все демографические провалы, постигшие Россию, начиная, примерно, с 1914 года. Боец призывно фонтанировал пятитысячными купюрами, и в тот момент, единственный раз в жизни, я был от всего сердца благодарен товарищу Михайлову С. за его завораживающее творчество, гипнотически действующее на подбуханных женщин средних лет.

Ибо только этот карнавал помог мне спасти товарища и его бюджет, а то бы потонул ни за грош его семейный кораблик, треснула б ячейка общества и впал бы он в алкоголизм, самокопание и аморальные выходки. Под прикрытием вздохов, уворачиваясь от летящих в певца цветов, бокалов и предметов нижнего белья, я доволок своего друга до выхода, а там уж он сел в кабриолет, отъехал на сто метров и захрапел богатырским сном.

Теперь я всё время боюсь: а вдруг всё это победит и никогда ничего другого не будет? Вдруг мы зря всё это? Вдруг надо было пересесть на хомячок и разучивать шансон, а не капризничать и выкаблучиваться, слушая Ди Меолу с Де Лусией?

Но темней всего перед рассветом. И в час, когда горькие мысли, кажется, сейчас воплотятся и на землю сойдёт тьма, которая навсегда погребёт хорошую музыку под слоем беспросветного говнища, обязательно находится что-нибудь доброе, светлое и живое.

michaelkiwanuka91-703x422

Например, так позавчера нашёлся Michael Kiwanuka с альбомом Love & Hate (2016). Ностальгический соул, местами с саундом прямиком из 60-х (это при том, что мальчику-то всего тридцать лет в обед, а там такое знание эпохи и такая любовь ко этому всему). Местами там гитарка будто кто-то брякает в подъезде, но даже это бряканье там к месту. Альбом мелодичный, но горячий. Пульсирующий даже при замедлении. Слушаю уже два дня и сразу жить хочется. А то этот вечный март с его грязью и бесснежностью… Надо как-то смазывать зазор между действительностью и мной. А тут – Киванука эта прекрасная. Буду теперь киванукой всю такую музыку называть, уж больно слово красивое.

Айнанэ, товарищи, айнанэ.