Итоги года (отчётное)

_DSC0604

Все подводят итоги года, «ну и я побежал». Собственно, годных итогов-то, не так и много. Зато хорошие. Во-первых, успешный курс сторителлинга, который я весьма успешно провёл минувшей зимой. Он собран не на отвлечённо-теоретической основе, каждые его постулаты я выстрадал во время практической работы над текстами. Поэтому, когда я читал его слушателям, то меня прямо распирало от гордости, что люди не уходят. Реально, без рекламы около сотни слушателей приходили в Публичку каждую субботу шесть недель подряд и слушали довольно длинную лекцию. Потом ещё и вопросы задавали.

Сейчас меня часто спрашивают, скоро ли будет следующий курс. Не знаю. Потому что бесплатно я обучаю только боевым искусствам и только узкий круг друзей (вру, из-за плотного графика я и это забросил, это один из печальных итогов года). А вот курс по сторителлингу стоит денег. Я провел за последние полгода порядка десяти переговоров, но они пока ничем не увенчались. А я работаю дофига, поэтому категорически не готов сейчас заниматься продвижением курса в качестве менеджера самого себя. Кстати, по причине занятости я не могу заниматься и он-лайновыми курсами тоже. Я реально либо работаю, либо сплю.

Во-вторых, перед майскими праздниками, благодаря девочкам из A Table gallery, я выступил перед публикой с текстами и оказалось, что люди реально полтора часа готовы были сидеть и слушать. Не, я знаю, что хорошо владею аудиторией, но полтора часа? Текстов? Офигеть. Короче, если выгонят с работы, пойду в стендаперы. Это я ещё трезвый был, кстати.

В-третьих, главное достижение года. Мне удалось опубликовать «Сонницу», но не в этом счастье. А в том, что мне удалось написать 900-страничный (вдумайтесь только, самому страшно) роман, который цепляет читателя с первой страницы и не отпускает до самого конца. Повествование охватывает тридцать лет, там десятки героев, несколько сюжетных линий, но мне удалось! Пять лет труда вложено.

Зато за эти годы я набил все писательские шишки, которые мог, и теперь технологизировал процесс настолько, что удаётся избавиться от большинства проблем ещё на старте.

Главная же засада года – нехватка времени. Я не занимался музыкой (хотя собирался), почти ничего не нарисовал (хотя надо хотя бы попробовать иллюстрации к собственной книге сделать), почти не занимался боевыми искусствами (хотя есть интересные наработки и надо их осваивать), запустил здоровье (хотя пытаюсь починить сейчас) и преступно мало гулял. Зато совершил множество внутренних открытий. В общем, как-то так идут дела. И я продолжаю писать следующий роман, который хочу выпустить уже весной.


Роман «Сонница» в электронном и бумажном виде (по предзаказу) доступен по этой ссылке

На бегу

Иду по улице, навстречу гопник. Ну, то есть такой характернейший типаж, весь гнутый, как окурок давленый, шапка-пидорка на затылке еле держится, отчего шея быковато выдаётся вперёд, во взгляде – мутноватый поиск бабла-врага-сижки-пиваса-ганджубаса. Чебурашковый полупердончик поверх спортивного костюма abibas. Дерьмотиновые кроссовки аналогичного бренда. Цвет лица более всего напоминает осадок в давно немытом чайном стакане. В руке на отлёте он держит бумажный стаканчик с кофем. Я знаю, что с кофе. Но такие парни могут только «с кофем».

А впереди меня еле скрипит величественный дед, под два метра ростом, но такой старый, будто бы хоть сейчас к Безносой на свиданку. Чистенький такой, брючки отутюженные, складочки как лезвие. И тут деда видит на снегу пятирублёвую монету. И начинает за ней нагибаться. Траектории движения гопника с кофем и деды, стремящегося к обогащению, неумолимо сближаются. Деда нагибается уже больше двух минут. Он вкладывает в это движение столько усилий, что монета сейчас, кажется, засветится. Он всё ещё упорно нагибается, но до пятирублёвика всё ещё остаётся примерно метр.

И тут гопник в одно движение присаживается, подхватывает монету и протягивает деду: «Держи, отец». И лицо гопника вдруг внезапно превращается в простоватое лицо парня, которого где-то ждут пара детишек и смешливая жена. Улыбка освещает его изнутри, будто где-то внутри, возле сердца включился фонарик. Деда скрипит что-то благодарственное и шаркает дальше. А парень стоит со своим кофем, до сих пор не распрямившись до конца и светится.

Воистину, жизнь больше литературы. Я бы не смог придумать ни такого выпуклого гопника, ни такого колоритного деду. Ни монету эту. Ни это спонтанное проявление доброты, такое охуенное в эту грязную бесснежную зиму.

Когтеточка

Купил когтеточку. Не помню, кто из френдов писал, что когда впервые увидел слово «когтеточка» написанным, то сперва долго думал, где бы тут поставить ударение, а затем немедленно умилился. Есть в этом слове некий запас нежности.

А у меня Вася, у него запаса нежности хватит на небольшую планету, мне кажется. Вот только когти у него подобны ятаганам, хладны и востры. Серьёзно, поразительно когтистая зверь. Поэтому когтеточка. Мой старый друг научил меня, что правильная когтеточка должна быть картонной. В магазине мне дали к ней пакетик с приворотным зельем, чтобы типа посыпаешь картонку этой хохотун-травой и всё. Кот уже себе не принадлежит, а принадлежит когтеточке.

мы с васей

К сожалению, на пёсов зелье действует не хуже. Чижик сказал, что ему очень нравится такая когтеточка и попытался унести её к себе в гнездо. Потом попытался съесть её на месте, раз уж в гнездо нельзя. Потом обиделся и спрятался за штору, откуда грустно взирал, словно невеста, оставшаяся единственной трезвой на хмельном брачном пиру.

Вася же, в свою очередь, потёрся об когтеточку лицом, повалялся спиной, погрыз за угол, потом обнаружил, что на ней ужасно удобно сидеть. Я возил его мягкими лапами по картонке, напомнил про зелье, доставал из него когти — никак. Сидеть, говорит, удобно, а так я и не знаю, нафига вы шестьсот рублей на неё потратили, вместо того, чтобы три килограмма мойвы на эти деньги купить честному коту.

Так прошли три дня. Чиж пытался унести картонку к себе, Вася на ней упрямо валялся. Чиж пытался умыкнуть её вместе с котом, Вася выразил ноту протеста. У меня перекосило систему на маке, я смотрел в прайс-лист новых маков и держался за сердце, немного всхлипывая. Любимая девушка варила мне полезный кисель и гладила меня по колючей голове.

И тут до Васи дошло: так во-о-от почему она называется когтеточкой?! Да она ж вон какая! Ах вот зачем тут всё так придумали! Чиж сказал: ну всё не видать мне теперь этой вкусной штуки. Я сказал: [длинная матерная тирада]. Моя любимая девушка сказала: Рыженький, пей кисель, его много. Мак дилинькнул и починился. Покой и радость вернулись в дом.

Dead Мороз

На днях коллеги по работе отыскали большую белую доску и маркер, чтобы писать на ней что-нибудь дельное. Девочки тут же написали на ней, сколько осталось дней до Нового года и нарисовали пару колючих веточек с шариками. На этом юные сердца не успокоились:
— Максим Александрович, а нарисуйте тоже что-нибудь новогоднее, Дедморозика, например.

дедмороз

Я же не мог обмануть ожидания вверенного мне коллектива, пришлось вспоминать, как рисовать. Получился не просто Dead Мороз, а ещё и со Снегурочкой. По-моему, вышло миленько. Праздник к нам приходит.

Сердечки

Сегодня ушла из жизни частичка меня. Оборвалась незримая нить, долгие годы связывавшая меня с выдающимся философом современности Гомером Абрахамовичем Симпсоном. Угасли навек мои милые трусы с алыми сердечками. Почти как у него.

Сегодня я простился с ними — теми, кому долгие годы доверял заботиться о том, что делает мужчину мужчиной. На склоне лет они, конечно, уже были совсем не такими, что некогда гордо реяли на вешалке магазина «Кышытмский трикотаж». Почти истлевшие, долгие годы опаляемые жаром моего тела, они превратились в тончайшую паутинку, почти невидимую невооружённым глазом ажурную сеточку из крохотных дырочек. Но эти алые сердечки, будем честны, пламенели чистым революционным кумачом до той последней минуты, когда смрадная пасть мусоропровода приняла их в себя навеки.

Не буду скрывать,, скупая мужская слеза предательски вздулась у меня под носом в эту минуту. На секунду я отчаялся: «Что же я буду делать? Ведь на Урале жить совершенно без трусов невозможно. Ведь мы не Средиземноморье и не острова Карибского бассейна (всхлипнул)». Однако, решение пришло в следующую секунду. Через полчаса я уже стал обладателем новехоньких трусов брутально-камуфлированной расцветки, усеянных красными звёздами.

Я и раньше любил Родину, но теперь ощущаю, что прямо плюс 20 см к патриотизму получил. Поступь стала увереннее, в глазах заиграл стальной отблеск, появилась пусть и не выправка, но, по крайней мере, нечто похожее на осанку. Втянулся живот. Ноздри раздуваются от энергии, как у Конька-горбунка. На меня оглядываются молодые женщины.

Верно говорят классики, простигосподи, фен-шуя: там, где полно старого, нет места ничему новому. Друзья, не цепляйтесь за прошлое, оно уже прошло. Вперёд, навстречу новым открытиям. Короче, теперь ищу, чего бы ещё выбросить. Аж зудит.

Педагогическое

На Дне города видел Прекрасное. Вокруг праздник, народ идёт на концерт широкой шумной рекой. Женщина выходит из автомобиля, с нею двое маленьких детей в состоянии радостного броуновского движения. Чтобы приструнить младшую, женщина подводит ее к массивной чугунной ограде и говорит:
— Так, Света, слушай меня внимательно. Держи ограду. Держи ее крепко, чтобы она не упала.
Эффективно. Девочка с серьезным лицом вцепилась в прутья. У неё — Миссия, ей уже не до броуновских блужданий по мостовой. А братец стоит, ее охраняет. Все при деле, можно спокойно достать из машины сумки и поставить тачку на сигнализацию.

П — педагогика.

Слава котам

У меня вчера был первый относительно выходной выходной за последние шесть что ли недель. Сегодня приснился «кошмар редактора». Будто бы на часах уже шесть вечера, а я ещё не отправил заявку в типографию и в номере сверстано всего три полосы из шестнадцати. А остальные материалы почему-то даже в зародыше не готовы.

И почему-то рука моя тянется к водке. Потому что я реально не понимаю, что это за дичь и как я закрою номер до полуночи. И тут (аллилуйя!) У меня над плечом раздается утробный глас кота Васи ааааау! А я ж понимаю, что никакого кота в редакции-то нет! Ура! Это был дурной сон!

Действительно. Проснулся, попил воды, погладил Васю, спасшего меня от инфаркта, перевернулся на другой бок и посмотрел уже совсем другой, куда менее тревожный сон. Там я в Прибалтике жил в хостеле, переделанном из средневековой мастерской, сидел в жюри какого-то донельзя унылого фестиваля арт-хаусных фильмов и бухал с какими-то англичанами, которые пытались отравить меня, но я успевал уронить их первыми мощным алкогольным ударом.

Слава котам.

Говорят, тряхнуло

В общем, есть такой легендарный в нашей семье кот Вася. Сегодня что-то около пяти утра, ничего не предвещает, с балкона веет прохладой, я сижу и работаю над черновиками романа. Лепота. Чаёк дымится. И тут с первыми лучами солнца в кота натурально вселилось Ктулху. Он начал бегать по стенам и утробно говорить ааау (с ударением на «а»).

Так-то Вася – сама любовь. Редко можно встретить такого ласкового и приятного кота. Глаза с косинкой, хрюканье всем телом и сумасшедшие ятаганы вместо когтей, когда он начинает исполнять «молочный шаг». Поэтому это снисшествие в Васю злаго демона выглядело особенно, кгхм, неприятно. Был кот, хоба и стал не-кот.

А ещё же моя любимая девушка. Она же спит, в окружении лохматой собаки Чижика, чутко стерегущего ее сон на пледике у кровати. Точнее у матраса, поскольку кровати мы выкинули уже давно, но «у кровати» звучит романтичнее. Вася снова сказал аааау и побежал по отвесной стене в книжный шкаф. Чиж осторожно высунул нос в дверной проём, посмотреть, что случилось с котом. Пять утра, напоминаю.

Я надеялся, собака как-то даст коту понять, что всякой сантерии не место в приличном доме. Но Чиж для экзорциста слишком деликатен. Поэтому пришлось самому.

– Неразумный отпрыск британского ловеласа Мурика и жертвы его чар, безродной дуры Сосики, не мог бы ты заткнуть рот, иначе я изобью тебя этим Тапком до состоянии тихой дрожи, – воззвал я к коту Васе. Громко воззвал, с душой. Только тут я привожу вольный перевод моей длинной тирады матом, а не подстрочник. Дабы не оскорбить ничьей лексической невинности. – Мозг котёнка меньше напёрстка, но ты, о Вася, полубританец-полубалбес, перещеголял всех котят земного шара.

Это поразительно, но кот заткнулся и все духи моментально вылетели из него прочь. Он оскорблённо взгромоздился на компьютер моей любимой девушки и демонстративно повернулся ко мне жопой. Чижик вздохнул и ушел в спальню. И тут я вспомнил, что коты только с нами голосом разговаривают. Между собой они общаются иначе.

А когда солнце совсем уже встало, кот Вася научился открывать кухонный шкаф, запирать за собой двери и звякать пустыми кастрюлями. Раньше за ним такого не водилось. Примерно так наступает осень в доме провинциального писателя М.


UPD: как оказалось, сегодня в Челябинске было землетрясение. Небольшое. У меня дома не чувствовалось. Зато теперь есть тема для small talks: у вас трясло? – о, вы себе не представляете!

UPD опять: нет, у нас никто не пострадал, ттт. А кот Василий часто беспокоится с первыми лучами солнца, так что я склоняюсь всё-таки к демонам, а не к редкой сейсмической активности.

Нужен совет по продуктивности

dogwalker

Друзья, нужен совет по инструментам продуктивности. Как вы управляетесь с делами? Какими приложениями пользуетесь? Нужно гибкое сочетание календаря, задач и всё такое.

Я долго пользовался WorkFlowy + Trelllo, начал тестировать Notion, но на маке он только что три раза вылетал, а на андроиде работает, мягко говоря, не спеша, с достоинством. Хотя, красивый, собака, но, опять же, ограничение на 1000 «блоков», думаю, исчерпается довольно быстро.

Что вообще есть нового в этом мире гонки за повышением продуктивности? Хочется а) бесплатно; б) кроссплатформенно (ну или с достойной web-версией).