Не пропадёт ваш скорбный труд

Декабристы, как ни странно, оставили светлый след в моём девиантном детстве. Правда, сначала туда прокралось наше всё — Александр Сергеич, а остальные на уже унавоженную им почву, так сказать, припёрлись. В один холодный весенний день меня приняли в пионеры и я поехал в Копейск, похвастаться бабушке красным галстуком.

Потом мы, разумеется, с пацанами пошли на болото, чтобы вывозиться в тине и грязи, построить шалаш из камыша, ловить мормыша и личинок стрекозы, запекать в костре картошку, в общем, заниматься всем тем, чем обычно занимаются десятилетние люди.

Потом мы замёрзли и пошли, как были, в тине и травяном соке, к Сане. Или Лёхе, или Серёге, за давностью лет уж не помню, как их звали. Не важно. А важно, что когда с черно-белого телевизора поднимаешь кружевную занавеску, там показывают кино. Телевизор тогда был полным говном, конечно. Всего два канала, которые в обед не показывают (у них же обед), по обоим каналам сплошной кобзон, какое-то документальное говно и новости про рост надоев. Всегда.

А тут вдруг, внезапно, кино. Это был «Дубровский» и оказалось, что вся эта история с медведем и пистолетом, с униженным отцом и местью, и передачами записок Маше через тайное дупло — это лучшее в мире зрелище для пацана. Так я полюбил Пушкина. А потом я попытался его читать (всяко лучше, чем смотреть про неуклонный рост надоев под завывания Зыкиной) и первое, что прочёл, был «Граф Нулин», так моя любовь окрепла и вознеслась до небес, потому что это гомерически смешная поэма.

И так мы добрались до декабристов, через тернии и звёзды моего унылого и страшноватого детства. В библиотеке мне попалась книжка про декабристов и Пушкина, посвящённая их домашним альбомам. У них было такое популярное развлечение — раз уж ты пришёл в гости, выпил хозяйского лафиту, в декольте чужой жене заглянул, да ещё и съел, что нашёл, будь добр, изволь в отместку в альбоме стишок накропать или там рисунок какой нацарапать.

У девочек в моём классе такая болезнь называлась «анкетки» — толстые тетрадки, полные сопливой чуши, принцесс и завитушек. Ну и чо там декабристы ваши, брезгливо протянул я и открыл книжку, потому что там ещё и Пушкин был, а он был пацан, что надо, и трость его весила целый пуд.

И оказалось, что они все, сука, художники и поэты! Все! Все до единого! Что они рисуют как боги и пишут почти как А.С., все эти Кюхли, Пестели и прочие рылеевы. Короче, когда я отдавал книгу обратно в библиотеку, в моих ушах играла траурная музыка. Они оказались живыми, эти чуваки со смешными бакенбардами. Они не будили Герцена, они рисовали, пили шампанское и ухаживали за тогдашними дамами, позволяя себе фривольности. Ну и воевали, конечно. В охренительно красивых доломанах, с щёгольски наброшенными ментиками, в начищенных киверах, с блестящими саблями на охренительных конях.

Такими они и остались в моей памяти. Какими-то живыми. А, вспомнил. Я тогда до смерти хотел научиться рисовать что-то более осмысленное, чем палка-палка-огуречик. Поэтому меня так и зацепил тот факт, что в том кругу это умели делать все, а я, как дебил, какой-то сраной мраморной головы изобразить не могу, не то, что живого человека, сплошные имбецильные круги и «соломенные штрихи». Потом научился, конечно, но это уже другая история.

Вчера вечером мы с пацанами подводили в кальянной итоги года

maksim_bodyagin_pisatelНачну с личного. Итогов года у меня три: я издал 600-страничный роман «Привратник», сменил работу и у меня новый кот. Про работу потом, сейчас про кота. Я точно знаю, что хороший кот сам придёт. После смерти Серечки я долго делал пожелания, чтобы Вася обрёл нового друга. И когда дома появилась Соня, у меня прямо сердце на место встало. Соня как будто всегда жила с нами. Сейчас она пищит, наедает попу, охотится на собачий хвост и хрюкает мне в подмышку. И это очень хорошо.

«Привратник» это моя гордость. Честно говоря, я понятия не имею, как и когда я его написал, это был адов труд, реально просто пахота до скрипа сухожилий, но зато роман получился таким, каким я его задумал. Красивые декорации, глубокие герои, непредсказуемый сюжет — всё, как я люблю. И да, мне хотелось создать мир, не похожий ни на что, и, судя по откликам, у меня получилось.

Если говорить о каких-то профессиональных вещах, я никогда не бываю доволен собой, когда речь идёт о работе, поэтому ничего о работе рассказывать не буду. Скажу лишь, что год был насыщенным и, в целом, неплохим. Не всё удалось, но кое-что сделано. Работа у медиа-менеджера всегда тяжёлая и нервная, но я хорошо знаю и люблю эту работу, поэтому закрываю год с чистой совестью.

А, забыл похвастаться. Несмотря ни на что, мне удалось написать примерно 70 тысяч слов нового романа. Урывками, ночами, но удалось. Это примерно половина. Чего мне не удалось, так это сделать роман самостоятельным произведением. Это прямое продолжение «Привратника», действие там начинается с того момента, когда… Нет, не буду спойлить, но, в общем, похоже, что во вселенной Привратника будет ещё четыре-пять книг. Я постараюсь сделать их не хуже.

Уже есть несколько негодяйских персонажей такой степени злодейства, что вы похолодеете. В новом романе Кромм по-прежнему расследует запутанные дела, матушка Элеа отошла на второй план, но будут новые герои. Вы узнаете, что случилось с Фахрутом, подробнее познакомитесь с Хероном, больше узнаете о ледяном городе и о садах терминатора. И уверен, что вам понравится красивая и капец опасная царица чафали. И да, если вам понравились кане Ине и Юнхелине, вы снова с ними встретитесь. Впрочем, с придурком Потафием тоже, как и с его дочерью, красоткой Хандоре.

И да, там по-прежнему будет вагон кровавых схваток, прикольной летающей фигни и опасных существ. И странных культов. И секса, разумеется. Куда ж без него.


Купить «Привратник», почитать отзывы и всё такое можно либо на Ридеро:
Почитать бесплатно довольно большой кусок (и, да, купить) можно на ЛитРесе

Эполвотч

apple-watch-girl-1200

Apple всё никак не перестанет присылать зазывные письма, но очень странные. Например, щас предлагают мне купить свои «умные часы», чтобы я что? Стал умнее что ли? Я сейчас оставлю в стороне предложение купить наушники по цене среднего крепостного в Челябинске. Я про эполвотч сейчас.

Они красивые, но… Вот у нас на Урале отопительный сезон длится официально восемь месяцев. То есть минимум полгода я хожу одетый как капуста. Я реально одеваюсь по принципу космонавта: никаких щелей в одежде, чтобы космический холод не проник и не скукожил мне тельце до температуры средней сосульки.

То есть, чтобы проверить сообщение, прилетевшее на эполвотч, мне нужно отогнуть манжету перчатки, отогнуть внутреннюю манжету рукава «аляски», отодвинуть рукав свитера, пальцем достать циферблат часов и, сохраняя доброжелательное выражение лица (!), увидеть, что незнакомый придурок ВКонтакте прислал мне стикер. Не слишком ли много ебли на морозе для стикера с собакой?

Я не шучу, я реально проверял всё вот это, весь этот алгоритм со своими обычными наручными часами. Глупыми, но швейцарскими. Я бы понял, если бы эполвотч умели сами выползать из-под многочисленных рукавов и, исполняя джигу, говорили: «Не волнуйтесь, господин! Какой-то хер с бугра, у которого слишком много свободного времени и застарелый инфантилизм 80-го уровня, прислал вам ненужную хуйню. Покарать засранца?». И ты такой: «Покарать!». И эполвотч такие: «Слушаюсь и повинуюсь, мой господин». И посылают на эполвотч засранца электрический заряд такой силы, что у него приступ приапизма потом на неделю и искры с волос три дня слетают. Вот это я понимаю: умные часы.

Здесь должна быть какая-то завершающая мораль, но её нет, поэтому приведу стиховторные строки исполнителя Жара (альбом Love, трек «Укушенный»):

Всех вас надо налайкать
Всем вам надо полайкать
Всех вас надо налайкать
Всех-всех вас надо налайкать

И про мнемотехнику

SalmagundiВчера на шоу «Удивительные люди» чувак из Марокко на спор опознал единственное куриное яйцо из трехсот аналогичных собратьев. Реально, ему показали яйцо, потом спрятали среди длинных рядов других таких же, и он его нашёл.

Ну и специалист по мозгу говорит: наш мозг в течение первого часа забывает 60% информации обо всем, что происходило, а мнемотехника позволяет запоминать гигабайты информации.

Я думаю: ну, да, прикольно. Но мне бы не помешала обратная мнемотехника, чтобы стирать информацию гигабайтами. Произвольно, по нажатию незримой внутренней кнопки. Чтобы не запоминать все яйца, которые я загубил, разбив их завтрак. А наоборот: прослушал хит Led Zeppelin, стёр его из памяти к чертям, только на бумажке себе записал: позырь клип Since I’ve been loving you, с утра включил и также припух, как в первый раз. С танцами и прочим кривлянием.

Я бы тысячу человек так из памяти стёр, терабайты плохих фильмов и мелодий, всю эту пидерсию, которую таксисты слушают по радио. Я даже перечислить не могу, сколько говна я выгреб бы из своих внутренних Авгиевых конюшен. Но нет, там же копится весь этот компост сомнительной пользы. Короче, я за обратную мнемотехнику. Я и без того слишком хорошо помню каждую веснушку юного гандона, с которым мы впервые в жизни пытались разбить друг другу носы. Нам было лет по восемь. Дайте мне волшебный стиратель.

Внезапно про грибы

Начал тут один коммент писать в Фейсбуке, а потом решил: пусть у меня на страничке будет confessional friday сегодня. Сегодня будет признание про грибы.

Я неоднократно ходил по грибы и выяснил печальную истину. Они меня боятся. Всякий раз, когда мне кто-нибудь самодовольно заявлял про бескрайние поля груздей или сплошь покрытые опёнком вырубки, я сардонически поднимал бровь и говорил: да ладно?! Потому что с какими бы грибными чемпионами я не ходил в лес, результат всегда был один и тот же.

«Да, Макс», – говорили они, – «поверь, там грибов как говна». Горы просто. Грибные океаны, прямо вселенная мицелия. Мы на прошлой неделе были, так одна тётенька полезла в гущу лисичек и утонула там нахуй. Не спасли, не смогли вытащить из лисичковой трясины. Только вот, вишь, кольцо с руки снялось. Добротное такое, колхозного дизайна, с рубином на двести граммов.

Угу, говорю. Естественно, мы приезжаем в То Самое тайно-секретное место, где грибы пролезают в нашу вселенную из своей параллельной грибной. И, разумеется, там именно в день моего приезда санитарный день и проход грибам закрыт, поэтому вместо грибов три тощих овода, палая хвоя и бутылка из-под пива «Охота крепкое». И так всегда. Иногда мне в голову даже приходит грустная мысль, что все эти бабки с грибами вдоль дорог на самом деле имеют подпольные грибные фабрики и нихуя в лесу не собирают. Потому что были мы в том лесу: три тощих овода, палая хвоя и бутылка из-под пива «Охота крепкое». И так всегда.

Матрёшка матриц

neo

Вчера занесла меня судьба в центр «Э». Это подразделение ГУВД по предотвращению экстремизма. Не волнуйтесь, это была чистая формальность, не касающаяся ни меня, ни моей семьи, ттт. Так вот, когда все формальности были улажены, я вздохнул и сочувственно сказал молодым операм:
– М-да… Много, очень много психов в интернете. Да и в жизни не меньше, просто они там сидят потише.

После чего молодой опер натурально всплеснул руками, обвёл ими кабинет и сказал:
– Так вот же он, интернет. У нас же сейчас интернет и жизнь одно и то же. Как вы их разделите? Никак.

Так вот, любомудрые друзья. Если какому-нибудь олдстеру придёт в голову дурная мысль о том, что в XXI веке интернет – то одно, а так называемая «реальная жизнь» – это нечто другое, то вспомните, пожалуйста, компетентное мнение оперативного сотрудника органов внутренних дел по этому поводу. Бесполезно делать вид, что одна матрица матрицеватее другой. Правила поведения везде одни и те же. И да пребудет с нами Сила. Кгхм, сила разума, прежде всего.

Утро туманное, утро седое (лытдыбр)

Сегодня я решил спать до тех пор, пока не устану спать. Всё шло как по маслу, но тут пришёл кот Вася. Кот любит лежать у меня под мышкой и вздыхать так, будто он изнасиловал и сжёг дотла вьетнамскую деревню, а теперь невыносимо сожалеет о содеянном. Я погладил кота и начал проваливаться в тартарары. Тартарары оказались негодные: населённые какими-то склизкими зубастыми тварями и заполненные темнотой. Я бы предпочёл провалиться в какой-нибудь уютный гарем, например. Или в особняк Хью Хефнера, на худой конец.

И тут я открыл глаза и вдохнул собачью шерсть. У Чижонка очень длинная и очень тонкая – тоньше человеческого волоса – шерсть с таким подшёрстком, что до кожи и не добраться. Поэтому она всюду беспрепятственно летает, поэтому я её вдохнул. И поэтому я от души кашлянул. Кот Вася, не открывая глаз, прыгнул вверх всеми четырьмя ногами. Потом открыл глаза, понял, что мир не ружнул, и снова засопел.

Но после этого я уже проснулся окончательно и дальше пошел курить кальян, думать и путешествовать по садам терминатора, чтобы посмотреть как Кромм охотится на работорговецев и спасает чужих детей.

Сонные псы

На днях мне приснилось, что я подобрал на улице таксу. Милую, маленькую, такого, знаете, песочного цвета. А друзья знают, что у меня сложные отношения со сном. Мало того, что он у меня полифазный, так у меня ещё и сновидения сложносочинённые, цветные и многосерийные. Реально, я один и тот же сюжет могу несколько месяцев смотреть.

Ну и, короче, живём мы во сне с этой таксой, она прикольная. И тут сегодня ночью мне приходит в голову странная мысль. И я говорю своей любимой девушке (там, во сне):
– Слушай, у нас же две собаки. Почему они не играют вместе? Такса у нас живёт уже неделю, но почему я их с Чижом вообще никогда вдвоём вместе не вижу?

Моя любимая девушка засмеялась и сказала:
– Ну, конечно же, ты их не видишь. Потому что такса тут, а Чижик – там. Ты же сейчас спишь, поэтому видишь таксу. А проснёшься – поиграешь с Чижом.

И тут я проснулся. Надо сказать, проснулся несколько обескураженный. Попил воды, погладил Чижика. Васю тоже погладил. А такса там осталась, во сне. Сегодня ночью лягу спать, а тут хоба и такса ещё. Пелевинщина, да? А я так живу, пацаны.

Ведь может собственных платонов и быстрых разумом невтонов…

Утро. Иду со съёмок, навстречу катит мужчина с седой бородой, сильно так старше меня. Катит на скейте, а к скейту приварена или пришпандорена ручка, знаете, как на сумках с колёсиками для бабушек. А на ручке висит такая же бабушковая сумка, бесформенная как авоська.

Он так быстро ехал, что мой медленный китайский смартфон даже очнуться не успел, чтобы запечатлеть эту красоту. Но скрестить скейт и всю эту бабушатню — это круто. И борода такая по ветру.

На бегу

Иду, а мне навстречу мальчик лет пятнадцати, исключительной жирноты. Не, ну как будто реально он жил у людоедов и они его на убой откармливали. Сисечки такие, размера третьего уже, пуп как кратер вулкана Эйяфьядлайёкюдль, прости господи.

AMERICAN EAGLE

Румяный, ростом на голову выше меня и всё вот это вокруг него трясется как желе при каждом шаге. А на футбе у него красуется надпись AMERICAN EAGLE. Сразу отчего-то вспомнилось откровение одного моего друга:
— Когда я семь лет прожил в Штатах, то стал вегетарианцем, поскольку конвенциональная американская кухня ведёт к ожирению, болезням и, в конечном итоге, к смерти.

В общем, сочетание маечки с хабитусом не такое забавное, как двухметровый орангутан при золотой цепи, с небритой челюстью, которой хорошо бы перекусывать медный кабель, в оранжевой майке с надписью: «blowjob is better than no job». Но всё равно забавно. Ишь. Орёл. Орёл такой. Модный.