И про мнемотехнику

SalmagundiВчера на шоу «Удивительные люди» чувак из Марокко на спор опознал единственное куриное яйцо из трехсот аналогичных собратьев. Реально, ему показали яйцо, потом спрятали среди длинных рядов других таких же, и он его нашёл.

Ну и специалист по мозгу говорит: наш мозг в течение первого часа забывает 60% информации обо всем, что происходило, а мнемотехника позволяет запоминать гигабайты информации.

Я думаю: ну, да, прикольно. Но мне бы не помешала обратная мнемотехника, чтобы стирать информацию гигабайтами. Произвольно, по нажатию незримой внутренней кнопки. Чтобы не запоминать все яйца, которые я загубил, разбив их завтрак. А наоборот: прослушал хит Led Zeppelin, стёр его из памяти к чертям, только на бумажке себе записал: позырь клип Since I’ve been loving you, с утра включил и также припух, как в первый раз. С танцами и прочим кривлянием.

Я бы тысячу человек так из памяти стёр, терабайты плохих фильмов и мелодий, всю эту пидерсию, которую таксисты слушают по радио. Я даже перечислить не могу, сколько говна я выгреб бы из своих внутренних Авгиевых конюшен. Но нет, там же копится весь этот компост сомнительной пользы. Короче, я за обратную мнемотехнику. Я и без того слишком хорошо помню каждую веснушку юного гандона, с которым мы впервые в жизни пытались разбить друг другу носы. Нам было лет по восемь. Дайте мне волшебный стиратель.

Внезапно про грибы

Начал тут один коммент писать в Фейсбуке, а потом решил: пусть у меня на страничке будет confessional friday сегодня. Сегодня будет признание про грибы.

Я неоднократно ходил по грибы и выяснил печальную истину. Они меня боятся. Всякий раз, когда мне кто-нибудь самодовольно заявлял про бескрайние поля груздей или сплошь покрытые опёнком вырубки, я сардонически поднимал бровь и говорил: да ладно?! Потому что с какими бы грибными чемпионами я не ходил в лес, результат всегда был один и тот же.

«Да, Макс», – говорили они, – «поверь, там грибов как говна». Горы просто. Грибные океаны, прямо вселенная мицелия. Мы на прошлой неделе были, так одна тётенька полезла в гущу лисичек и утонула там нахуй. Не спасли, не смогли вытащить из лисичковой трясины. Только вот, вишь, кольцо с руки снялось. Добротное такое, колхозного дизайна, с рубином на двести граммов.

Угу, говорю. Естественно, мы приезжаем в То Самое тайно-секретное место, где грибы пролезают в нашу вселенную из своей параллельной грибной. И, разумеется, там именно в день моего приезда санитарный день и проход грибам закрыт, поэтому вместо грибов три тощих овода, палая хвоя и бутылка из-под пива «Охота крепкое». И так всегда. Иногда мне в голову даже приходит грустная мысль, что все эти бабки с грибами вдоль дорог на самом деле имеют подпольные грибные фабрики и нихуя в лесу не собирают. Потому что были мы в том лесу: три тощих овода, палая хвоя и бутылка из-под пива «Охота крепкое». И так всегда.

Матрёшка матриц

neo

Вчера занесла меня судьба в центр «Э». Это подразделение ГУВД по предотвращению экстремизма. Не волнуйтесь, это была чистая формальность, не касающаяся ни меня, ни моей семьи, ттт. Так вот, когда все формальности были улажены, я вздохнул и сочувственно сказал молодым операм:
– М-да… Много, очень много психов в интернете. Да и в жизни не меньше, просто они там сидят потише.

После чего молодой опер натурально всплеснул руками, обвёл ими кабинет и сказал:
– Так вот же он, интернет. У нас же сейчас интернет и жизнь одно и то же. Как вы их разделите? Никак.

Так вот, любомудрые друзья. Если какому-нибудь олдстеру придёт в голову дурная мысль о том, что в XXI веке интернет – то одно, а так называемая «реальная жизнь» – это нечто другое, то вспомните, пожалуйста, компетентное мнение оперативного сотрудника органов внутренних дел по этому поводу. Бесполезно делать вид, что одна матрица матрицеватее другой. Правила поведения везде одни и те же. И да пребудет с нами Сила. Кгхм, сила разума, прежде всего.

Утро туманное, утро седое (лытдыбр)

Сегодня я решил спать до тех пор, пока не устану спать. Всё шло как по маслу, но тут пришёл кот Вася. Кот любит лежать у меня под мышкой и вздыхать так, будто он изнасиловал и сжёг дотла вьетнамскую деревню, а теперь невыносимо сожалеет о содеянном. Я погладил кота и начал проваливаться в тартарары. Тартарары оказались негодные: населённые какими-то склизкими зубастыми тварями и заполненные темнотой. Я бы предпочёл провалиться в какой-нибудь уютный гарем, например. Или в особняк Хью Хефнера, на худой конец.

И тут я открыл глаза и вдохнул собачью шерсть. У Чижонка очень длинная и очень тонкая – тоньше человеческого волоса – шерсть с таким подшёрстком, что до кожи и не добраться. Поэтому она всюду беспрепятственно летает, поэтому я её вдохнул. И поэтому я от души кашлянул. Кот Вася, не открывая глаз, прыгнул вверх всеми четырьмя ногами. Потом открыл глаза, понял, что мир не ружнул, и снова засопел.

Но после этого я уже проснулся окончательно и дальше пошел курить кальян, думать и путешествовать по садам терминатора, чтобы посмотреть как Кромм охотится на работорговецев и спасает чужих детей.

Сонные псы

На днях мне приснилось, что я подобрал на улице таксу. Милую, маленькую, такого, знаете, песочного цвета. А друзья знают, что у меня сложные отношения со сном. Мало того, что он у меня полифазный, так у меня ещё и сновидения сложносочинённые, цветные и многосерийные. Реально, я один и тот же сюжет могу несколько месяцев смотреть.

Ну и, короче, живём мы во сне с этой таксой, она прикольная. И тут сегодня ночью мне приходит в голову странная мысль. И я говорю своей любимой девушке (там, во сне):
– Слушай, у нас же две собаки. Почему они не играют вместе? Такса у нас живёт уже неделю, но почему я их с Чижом вообще никогда вдвоём вместе не вижу?

Моя любимая девушка засмеялась и сказала:
– Ну, конечно же, ты их не видишь. Потому что такса тут, а Чижик – там. Ты же сейчас спишь, поэтому видишь таксу. А проснёшься – поиграешь с Чижом.

И тут я проснулся. Надо сказать, проснулся несколько обескураженный. Попил воды, погладил Чижика. Васю тоже погладил. А такса там осталась, во сне. Сегодня ночью лягу спать, а тут хоба и такса ещё. Пелевинщина, да? А я так живу, пацаны.

Ведь может собственных платонов и быстрых разумом невтонов…

Утро. Иду со съёмок, навстречу катит мужчина с седой бородой, сильно так старше меня. Катит на скейте, а к скейту приварена или пришпандорена ручка, знаете, как на сумках с колёсиками для бабушек. А на ручке висит такая же бабушковая сумка, бесформенная как авоська.

Он так быстро ехал, что мой медленный китайский смартфон даже очнуться не успел, чтобы запечатлеть эту красоту. Но скрестить скейт и всю эту бабушатню — это круто. И борода такая по ветру.

На бегу

Иду, а мне навстречу мальчик лет пятнадцати, исключительной жирноты. Не, ну как будто реально он жил у людоедов и они его на убой откармливали. Сисечки такие, размера третьего уже, пуп как кратер вулкана Эйяфьядлайёкюдль, прости господи.

AMERICAN EAGLE

Румяный, ростом на голову выше меня и всё вот это вокруг него трясется как желе при каждом шаге. А на футбе у него красуется надпись AMERICAN EAGLE. Сразу отчего-то вспомнилось откровение одного моего друга:
— Когда я семь лет прожил в Штатах, то стал вегетарианцем, поскольку конвенциональная американская кухня ведёт к ожирению, болезням и, в конечном итоге, к смерти.

В общем, сочетание маечки с хабитусом не такое забавное, как двухметровый орангутан при золотой цепи, с небритой челюстью, которой хорошо бы перекусывать медный кабель, в оранжевой майке с надписью: «blowjob is better than no job». Но всё равно забавно. Ишь. Орёл. Орёл такой. Модный.

Про бабло

donniebrasco

Побрюзжу. Как сказал философ Славой Жижек (по-моему): «Вы ненавидите не понедельники, вы ненавидите капитализм». А я ненавижу не научно-технический прогресс, а то, как он меня всё время пытается накернить. Ладно непрошенное обновление прошивок, а все эти бесконтактные платежи, чипы NFS, моментальный расчёт умными часами, ну, вы понимаете.

Мало того, что у меня глупые часы, которые не говорят и не показывают смс-ки, не показывают погоду и не говорят мне комплиментов по утра, так я ещё и начал культивировать у себя мафиозную привычку расплачиваться только наличкой. Никаких кредиток, особенно беконтактных, когда «пип!» и всё.

Знаю я эти блядские «пип! и вы стали на косарь беднее». Тут «пип!» и капуччино намахнул стаканчик, тут «пип!» и сникерс сожрал, тут «пип!» и йогурта выпил, вечером смотришь на журнал платежей и с недоумением понимаешь, что ты «пип!» и пятьсот деревянных отправил в пространство. «Пип!» и минус шестьсот из дневного бюджета, а ты такой тупорыло смотришь в смартфон и думаешь: «А зачем я две пачки мюслей сегодня прикупил? Ведь ещё полпачки в ящике стола оставалось?». Сто рублей на газировку?! Ещё семьдесят на творожную завитушку с вишней? А я-то думаю, откуда у меня вот эта складка сбоку вылезла, вот тут, нет, не эта, другая, вон та, эта старая, ещё с прошлой недели накопилась.

То ли дело с наличкой. Открыл мужской, коричневый, «девять раз ёбаный» кошелёк, у тебя там лежат две бумажки и всё. Шелестят. Уютно им там. Не хочется в чужие жадные лапы. Кошелёк мягонький. Насквозь пропитан трудовым потом и жадностью. Не, только наличка. Отвали, Большой Брат, не смотри. Не подглядывай. Без меня большевики обойдутся.

И немного об инструментах, продуктивности и всём таком

Дорогой дневничок, вот, что у меня нового:

  1. Уже неделю не пользуюсь имейл-клиентом на ноутбуке, только браузерной версией Gmail. Всё равно оповещалки приходят на трубку, а хранить гигабайты архивов на SSD как-то неразумно. Пока полёт нормальный. Тем более, что все эффективные коммуникации уже лет сто как перекочевали в мессенджеры. Заодно проще удерживать zero inbox.

  2. Почти месяц ложусь спать в десять вечера и мне стало это нравиться. Лучше высыпаешься, больше времени на подготовку к рабочему дню и на личные дела. И, кстати, бонус – сны стали интереснее.

  3. Три месяца веду «бумажный твиттер»: маленький молескин для фиксации идей, состояний, небольшого лога событий. Полноценным дневником это назвать нельзя, но такой небольшой костылик, зародыш нарративной самотерапии.

  4. Сократил количество важных целей на день до тех нескольких, что удерживаются в голове самостоятельно. Если что-то не удерживается, значит это можно делегировать, отложить или дополнительно обдумать. Всё такое хранится в напоминалках.

  5. Начал отлавливать за собой «периоды тупняка». Ну, это когда мозг самопроизвольно перезагружается и ни хера не делает. Тут же лезу в напоминалку: а нельзя ли это время как-то эффективно использовать?

Что-то там ещё такое было, но вылетело из головы. Соответственно это можно делегировать, отложить или дополнительно обдумать. Не протухнет.

Бытовое

верхом на кентавре

Половина пятого утра. За окном тепло, что-то щебечет в кустах. Унялись ночные меломаны с сабвуферами в дешевых автомобилях. Устали бормотать и спорить алкаши на лавочке. Почти не слышно машин. И только провинциальный писатель М. не спит, мучаясь с эпилогом романа.

Надо-то всего страничку написать. Но целую неделю, не-де-лю я домучиваю эпилог, уже несколько вариантов улетело в корзину, а мне всё не нравится. Уже дорисована обложка, а с эпилогом всё никак. У меня красные глаза и нервные руки. По трудозатратам это, примерно, как половину романа написать, такое ощущение. Конец делу венец и венец этот весьма тяжек, надо признать.

Иллюстрация: Василий Шульженко, «Верхом на кентавре».

PS: Дописал. Сам не верю, но дописал всё. Есть некий милый символизм в том, что роман, в котором климат играет свою особенную роль (жара в «Соннице» – это только начало), окончен в первый день самого тёплого месяца. Хочется танцевать и поливать окружащее пространство шампанским. Но надо поспать хотя бы немного. Всем пис.