Праздник к нам приходит

Сегодня в редакции спросили, какой новогодний вечер мне запомнился более всего. Для меня Новый Год – праздник сугубо семейный, поэтому ничего курьёзного я вспомнить обычно не могу, но один случай удалось припомнить.

Дело было ближе к второй половине девяностых, когда уже стала отступать нищета, когда расцвели коммерческие рестораны, но всё равно было много странного. Например, запомнилась почему-то израильская лимонная водка, которой мы с одним будущим полицейским начальником начали активно заправляться уже с утра, закусывая мандаринами и, почему-то, шпротами. Видимо, решили компенсировать травму детства, ведь там, в детстве, шпроты считались атрибутом достатка.

Удачно размявшись перед основным торжеством, мы внезапно обнаружили диво-дивное: бенгальские огни. Тогда было туговато с новогодней мишурой и всякими праздничными штуками, поэтому мы сразу взяли по пять пачек. Причём, помню, что по сравнению с советскими бенгальскими огнями, эти выглядели прямо бройлерами. Реально, в палец толщиной. «Я без тебя их зажигать не буду», – доверительно сказал будущий начальник, уткнувшись носом мне в макушку. «Спасибо, друг», – ответил я и вытер скупую слезу под носом.

И вот, настал час торжества. Ельцин на фоне ёлочек, вот-вот зазвенят куранты. Девушки в шелках, ребята в модном, все краснощёкие и молодые, все с криком открывают шампанское и готовятся произнести самый главный тост в году. И тут мой друг вспоминает про бенгальские огни… Мы не застали окончание ельцинской речи, куранты и вот это всё. Потому что бройлерные китайские огни наполнили квартиру плотной стеной дыма, такого едкого, что из канализации сбежали крысы, на стенах съёжились обои, а сумасшедшая соседка баба Нина на время пришла в себя и поняла, что никакого НЛО над домом действительно нет.

К счастью, квартира находилась на первом этаже и мы успели выбежать наружу, побросав ядовитые «бенгальские огни» в сугроб. Потом открыли окна. Соседи, конечно, подумали, что у нас пожар, но бройлерные огни, по счастью, никаких, собственно, огней не давали, зато дымили на двести процентов. Время было дурное и бесшабашное, израильская фруктовая водка и поддельные бенгальские огни, но почему-то так весело было только тогда. Когда можно было всё, всё было впереди и всё лучилось возможностями.