Бытовое, вечернее

В поисках котопригодной пищи забрёл ввечеру в рыбный лабаз. Обозрев мороженые тушки, лежащие рядками, словно дрова, приготовленные на зиму, удивился, мол, где ж мелочь-то речная? Навага, треска, всё понятно, а мелочь-то, дар уральских озёр? Рыбный дяденька оборотил ко мне удивлённое лицо и молвил:

– Представляете, перестали возить! Уж недели… – он закатил глаза и задумчиво пошевелил губами, – недели четыре, как не привозят. А ко мне ж бабульки окрестные всё ходят. У них своих по восемь штук, да и чужих… Кто ж их считал? Так они меня костерят так, будто я сам эту мелочь мечу. Одна, представляете, даже открытки мне от своих кошек повадилась носить. И знаете, что там эти кошки в своих открытках мне пишут? «Где наша мелочь, собака?!». Прямо в осаду меня взяли.

– Тогда дайте килечки с полкило, – говорю. Я по вечерам покладистый, мне недосуг открытки писать от имени котов. Хотя, представляю, чего бы там могла понаписать темпераментная девушка Соня.
– И то дело, килечка хороша, – ответил Рыбный Дяденька, надел толстую перчатку и взвесил мне чистенькой беленькой килечки.

И все дома были рады. Надеюсь, у вас тоже всё хорошо.