White House Farm: как не надо делать детективы

White House FarmДаже среди английских детективов бывает страшное говно. Причём, оно говно потому что так сделано специально. Например, мини-сериал White House Farm (Убийство на ферме «Уайтхаус», 2020), который рекламируется как загадочный герметичный детектив. True story, твою мать. Зарекался же эти true story смотреть, обещал же.

Завязка там огонь, конечно. Правда. На ферме живёт себе семья, у которой взрослая дочь, мать двоих пацанов, с глузду съехала, лечилась в дурильне, но так в себя и не пришла. Агрессивная, пугающая и непредсказуемая. Кто-то убивает всю семью, запертую в особняке, из ружья, а она сама кончает с собой из того самого ружья, при этом окна и двери фермы заперты изнутри. Вроде, всё понятно, но неравнодушный толстяк Стэн Джонс, детектив-сержант, начинает копать.

Ему все такие: не копай! Горшочек, не вари. А он такой: не могу, сердцу не прикажешь. Чувствую, откуда-то говном тянет, пока не раскопаю – не найду. Это как бы норм. Тем более, что у него очень противный начальник (его играет сильно постаревший Стивен Грэм, известный как «Томми» из «Большого куша»). С таким грех не поссориться.

А дальше начинается анти-магия. Шесть серий раскапывают бельё семьи (ну, это тоже нормально), но все шесть серий один из её, простите, членов становится всё хуже и хуже. Сначала он просто какой-то истеричный метросексуал, а потом уже и вовсе превращается в низкую гадину, подонка и так далее. Шесть серий нас грубо, прямо за руку, подводят к тому, что это он всех убил, гнида этакая.

И вот ты сидишь и ждёшь, что сейчас из колоды выпадет джокер и толстяк Стэн Джонс возденет палец и воскликнет: это не то, что вы подумали! Убийца – дворецкий, вот он! Нифига.

Этот гнилой мерзавец и оказывается убийцей. Он, правда, кричит, что не он, но трибунам уже пофигу, потому что нельзя быть противным таким. Вот и сказочке конец. True, сука, story. Да кому она нужна такая true после этого, я вас спрашиваю? При этом её спокойно можно было в две серии упихать, хоть не так жалко было бы потреченного времени. Не сложилось, короче, слово «вечность» из четырёх букв «ж». Такой вот детектив без загадки.

Возможно, нужно жить в Эссексе и тридцать лет обсасывать эту историю по косточкам, чтобы быть в теме, и тогда кино – огонь. Но из уральской глубинки оно выглядит не как огонь. Как унылая целлюлоза оно выглядит, упакованная в красивый английский фантик.