Бенджамин Вуд «Станция на пути туда, где лучше» – и читать страшно, и оторваться невозможно

Сейчас расскажу, что читать на этой неделе. Так, чтобы макнуть лицо в бездну, приглядеться и спустя пару часов обнаружить, что бездна поглотила вас полностью. Дзага-дзага-вжик. Вот первая фраза потрясающего романа Бенджамина Вуда «Станция на пути туда, где лучше»:

«До той кошмарной августовской недели, когда каждый его новый план перечеркивал прежний, а каждое слово прикрывало ложь, я считал отца хорошим человеком, гордился, что мы одной крови».

Прочтя пару рецензий, говоривших о том, что «Станция…» – одна из самых страшных книг в мире, я понадеялся, что в ней, по крайней мере, не будет инцестуозных травм. Хвала Вуду, обошлось без этого. Но когда вы прочтёте «Станцию…», то скорее всего согласитесь с мыслью, что этот жуткий road-trip куда жутче любого романа Стивена нашего Кинга.

Дзага-дзага-вжик. Бессмысленная с виду фраза, которая по прочтении вопьётся вам под кожу, и будет звякать оттуда ещё некоторое время после того, как вы перелистнёте последнюю стрницу. Дзага-дзага-вжик. Мальчик едет с папой исполнить свою мечту. Дзага-дзага-вжик. Папа обещает справиться с задачей. Дзага-дзага-вжик. Он всегда всем всё обещает. Дзага-дзага-вжик. Мальчик будет вспоминать эту неделю всю оставшуюся жизнь.

Перед тем, как засесть за текст Вуда, я (чтобы отвлечься от сложных многослойных текстов) читал «Нетопыря» Ю Несбё – это первая книжка про Харри Холе. Знаете, Несбё считается мастером саспенса, признанным королём детектива. Но когда начинаешь читать Вуда – с первых же абзацев его текст обволакивает тебя как чары сирен. Как будто ты неделю жрал в привокзальной столовке, а потом зашёл в ресторан и тебе дали и стейк, и блины с сёмгой, и фуа-гра, и всё, что душенька пожелает.

Я не хочу даже примерно описывать вам сюжет, чтобы не портить впечатление. Желающие, да погуглят. Но у «Станции…» та же магия, что и у великого романа «Заххок» – и читать страшно, и оторваться невозможно.