Продолжаю вести наблюдение

Иду, вижу: передо мной идёт девушка с розовыми крылышками за спиной. Подумал: хорошо, что сейчас не эти ваши сладкие советские времена и ей никто не набьёт за это лицо, не наговорит гадостей, не нашипит ей вслед ничего. Просто тёплый день и девушка с крылышками. Хорошо.

Иду, вижу: крупный мужчина кричит в телефон, мол, пошла ты нахуй со своей ревностью, нехуй меня ревновать. И ещё тебе скажу: я тоже тебя ревновать не буду, нахуй надо. А знаешь, почему? Потому что я – самодостаточный. Я уже лет пять на собственном лексусе езжу.

Иду, вижу: идёт крупный парень в очках и без шапки и читает на ходу глянцевый журнал. Бумажный глянцевый журнал. Когда я обгонял его, он повернул ко мне очкастое лицо и сказал: мужик, у меня пуля в голове. Понял? У меня пуля в голове. Я подумал: ну этот-то хоть честно признался, а сколько их таких просто так по улицам ходит?

Ну и напоследок. Если бы мне кто-то лет тридцать назад сказал, что ко мне в Челябинске (!) подойдёт негр (!) и на английском языке (!) начнёт просить милостыню – я бы нахуй послал. И был бы неправ. Потому что подходил, мерзляво ёжился, просил денег. Я потом долго озирался по сторонам. Нет, вокруг был ни Детройт, ни Филли, вокруг по-прежнему был родимый Челябинск.

Вы прослушали кусочек радиоспектакля «Провинциальный писатель М. в естественной среде обитания».