Владимир Медведев «Заххок»

заххок

На днях читал статью о том, что глубокое запойное чтение снимает стресс даже лучше шаловливых препаратиков. Американцы, по-моему, проводили исследования, большая выборка, всё дела. В общем, читайте и оздоравливайтесь. Сегодня как раз расскажу про роман, который никак иначе не получится прочесть, кроме как запоем.

«Заххок» Владимира Медведева — это подарок, конечно. В него ныряешь и не выныриваешь, пока он не закончится. Остановиться невозможно. Начинается он простоватенько, но это кажущаяся простота, поскольку повестование начинается от имени обычного русского подростка из крохотного таджикского городка. Потом на сцену выступают другие герои: сестра подростка, боевая девочка Зарина, поэтичный сельский ветеринар Джоруб, лаконичный человек действия, ветеран афганской войны Даврон, балбесистый пацанёнок Карим Тыква, суфийский шейх и местный святой эшон Ваххоб, русский журналист Олег – всех не упомню, но каждый из них поёт свои голосом, описывая сюжет со своей стороны, и в какой-то момент это многоголосие завораживает.

«Заххок» роман жуткий, он не вызывает ужаса живописанием пыток или физиологических подробностей, это не хоррор и не зомби-апокалипсис. Но автор так умело нагнетает атмосферу тотального страха, от которого нет спасения никому, что волосы на руках начинают дыбом вставать.

При этом, повторюсь, оторваться от чтения невозможно. Что там происходит? Попытаюсь рассказать без спойлеров. Русская женщина Вера и двое её детей вынуждены бежать из крохотного таджикского городка в дальний кишлак в горах, спасаясь у родственников погибшего мужа. Он был таджик, но его дети всё равно считаются русскими. На дворе начало 90-х, гражданская война в Таджикистане в самом разгаре. Но в далёком кишлаке жизненный уклад не меняется сотни лет.

Пришельцы начинают как-то приспосабливаться к горским обычаям, к реальности голодной смерти, если вымрет отара или град побьёт посевы; к простой жизни, где чтобы посадить горох, надо очистить крохотное поле от нападавших с гор камней. К тому, что в горах живут дэвы, что горных козлов охраняют пари, что женщина, режущая петуха, должна держать морковку между ног, притворяясь мужчиной, чтобы обмануть духов. А управляет всем этим миром святой отшельник – эшон.

И вот в этот суровый мир приходит бывший парторг Зухуршо, носящий на плечах огромного удава как символ своей власти. И вот бывший мелкий партийный деятель, возвысившийся на штыках уголовников, начинает чувствовать себя падишахом.

Реалистическая и довольно лаконичная проза Медведева покоится на мощной подложке из персидскй литературной традиции (тиран Заххок – персонаж великого сказания «Шах-наме») и народных сказаний, от чего реальность вдруг становится магической, а каждый момент оказывается сшитым с вечностью.

В какой-то момент Медведев совершенно отрывается от земли и поднимается на высоту большого эпоса. Там, в той стратосфере, становится уже не важно, что сюжет разворачивается в декорациях южного Таджикистана эпохи 90-х; «Заххок» становится «историей вообще», не про таджиков и не про русских, а вообще про всех людей. Про то, что человек – самый страшный зверь, но он же и самый милосердный ангел. Про то, что обе эти ипостаси вместе с сотней других могут жить в одном и том же человеке в один и тот же момент времени.

Я счастлив, что прочёл «Заххок». Я давно не испытывал такого мучительного удовольствия.