Тягостные ночные размышления

Есть древний, как могила Таметунга, анекдот. Умирает еврей, к нему приходят внуки с просьбой дать последнее напутствие в жизни. Тот на последнем выдохе откровенничает:

— Не воруй, где живёшь. Не ебись, где работаешь. И не сотвори себе кумира.

По-моему, с кумиром дело обстоит хитрее всего. Мне кажется, когда мы ставим человека в божницу, то тут же резко снимаем с него слепок, покрываем сусальным золотом и всё. Он — наш. Он не имеет право меняться сам, менять свою точку зрения, да и вообще, кто он такой, чтобы вести себя так, как ему хочется?!

Ведь я ж ему дары приносил, резал кур и их невинной кровью ему бошку покроплял. Я ж ради него не женился восьмой раз, вериги носил и кольцом в причинном месте брякал. А по выходным, кстати, брякал в такт бессмертным «Подмосковным вечерам», ностальгически включая радио. А ему похуй чтоли?! Да что же он за тварь после этого?!

А не надо было начинать. Не надо было золотом живого человека обмазывать. И ему дышалось бы легче, и нам отрада: нет очарования — нет разочарования.

Это я в ночной тиши обдумывал сюжетные ходы новой книжки, на самом деле.