На бегу

День освобождения мужчины из Кальсонного Рабства есть величайший день в году. Ликует народ, и на земли мир, и в человецех благоволение.

Тестикулы, вызволенные из тесного зимнего плена, стукаются друг с другом так радостно, словно лучшие друзья, разлученные в детстве злым раджой. И все ворсинки на теле, шевелимые радостным весенним ветром, тянутся сквозь одежду к солнцу.

Отличный день. Будто бы, облачившись в пурпур и крученый виссон, смежил ты ресницы и обоняешь аромат цветочный, уже наконец приехав в свои Петушки, где, как известно, птичье пение не молкнет ни ночью, ни днем, и где ни зимой, ни летом не отцветает жасмин.