Сердечки

Сегодня ушла из жизни частичка меня. Оборвалась незримая нить, долгие годы связывавшая меня с выдающимся философом современности Гомером Абрахамовичем Симпсоном. Угасли навек мои милые трусы с алыми сердечками. Почти как у него.

Сегодня я простился с ними — теми, кому долгие годы доверял заботиться о том, что делает мужчину мужчиной. На склоне лет они, конечно, уже были совсем не такими, что некогда гордо реяли на вешалке магазина «Кышытмский трикотаж». Почти истлевшие, долгие годы опаляемые жаром моего тела, они превратились в тончайшую паутинку, почти невидимую невооружённым глазом ажурную сеточку из крохотных дырочек. Но эти алые сердечки, будем честны, пламенели чистым революционным кумачом до той последней минуты, когда смрадная пасть мусоропровода приняла их в себя навеки.

Не буду скрывать,, скупая мужская слеза предательски вздулась у меня под носом в эту минуту. На секунду я отчаялся: «Что же я буду делать? Ведь на Урале жить совершенно без трусов невозможно. Ведь мы не Средиземноморье и не острова Карибского бассейна (всхлипнул)». Однако, решение пришло в следующую секунду. Через полчаса я уже стал обладателем новехоньких трусов брутально-камуфлированной расцветки, усеянных красными звёздами.

Я и раньше любил Родину, но теперь ощущаю, что прямо плюс 20 см к патриотизму получил. Поступь стала увереннее, в глазах заиграл стальной отблеск, появилась пусть и не выправка, но, по крайней мере, нечто похожее на осанку. Втянулся живот. Ноздри раздуваются от энергии, как у Конька-горбунка. На меня оглядываются молодые женщины.

Верно говорят классики, простигосподи, фен-шуя: там, где полно старого, нет места ничему новому. Друзья, не цепляйтесь за прошлое, оно уже прошло. Вперёд, навстречу новым открытиям. Короче, теперь ищу, чего бы ещё выбросить. Аж зудит.