«Провиденс» Алана Мура и Джейсона Барроуза | Providence (2015-2017)

Меня всегда слегка коробило то выражение лица, с которым люди, не знакомые с таким жанром, как «графический роман», говорят: «А, комиксы!». Сразу видно, что последнее воспоминание о комиксах в голове у этого человека — картинки про Мурзилку в одноимённом журнале. Теперь, когда «Сабрина» Ника Дрнасо попала в претенденты на Букеровскую премию, градус презрения к «комиксам» снизится.

Providence

Я целую неделю провёл, читая графический роман Алана Мура (сценарий) и Джейсена Барроуза (графика) «Провиденс». Алан Мур крутой. Его «V как вендетта», несмотря на намеренно бедную отрисовку, стилизованную под плохую печать — очень хороший роман, куда лучше того кино-говна, которое из него изготовили сёстры Вачовски. «Провиденс» доставил мне массу удовольствия, хотя я и не поклонник Лавкрафта, на фигуре которого строится всё произведение.

Молодой нью-йоркский журналист Роберт Блэк невыносимо страдает от самоубийства подруги Лили. К тому же он ужасно стесняется своей бисексуальности (ничего, к концу романа он не то, что поголубеет, а аж посинеет). В поисках новой темы для репортажа, Блэк решает изучить историю некой книги, которая по прочтении якобы сводит людей с ума. Он знакомится с чередой странных людей и оказывается в Новой Англии. Теперь он уже сам хочет написать книгу о фольклоре этих мест. И тут выясняется, что мир вовсе не тот, которым кажется. И сумасшествие — не совсем сумасшествие. И Говард Лавкрафт, в конечном итоге, оказывается вовсе не тем, за кого мы его принимаем.

Providence08

В романе невероятная отрисовка, просто невероятная. С такой любовью прописаны интерьеры и детали быта начала ХХ века, с такой точностью выписана каждая деталь, что я просто не представляю себе, как художник это сделал. Впрочем, Барроуз говорит о «лёгком безумии», которое обуяло его при воспроизведении предметного мира той эпохи. В результате, в романе возникает вот прямо та атмосфера, что нужно. Это действительно хоррор.

Почти каждый выпуск делится пополам: «картиночная часть» и рукописный дневник самого Роберта Блэка, который поначалу кажется нудноватым, но потом, когда привыкаешь к шрифту, то всё становится как-то нормально. Поскольку книжка выходила отдельными выпусками с 2015 по 2017 годы, дневник иногда повторяется, но это не слишком бросается в глаза, если читаешь по выпуску в день.

Роман понравится всем поклонникам Лавкрафта, любителям мистики и хоррора. Он однозначно 18+, поскольку там есть не только сексуальные сцены, но и гомосексуальные. Он вообще не для слабаков. Отдельно отмечу горизонтальную раскадровку — очень удобно читать на айпаде. Думаю, даже перечитаю ещё пару раз, как это уже было с Coffin Hill и «Вендеттой».