Про «первое апреля никому не верю»

К этому вашему первому апреля и «первоапрельским шуткам» я отношусь примерно так. Допустим, тебя зовут в гости неплохие, интересные и неглупые люди. Ты лезешь в шкаф, достаёшь оттуда чистую рубашку, покупаешь в сельпо кусок санкционного сыра, в алкомаркете – бутылочку новосветского вина, полчаса едешь до гетто, где обитают эти неплохие, интересные и неглупые люди, вспоминая, как же ты заебался на работе и как хорошо бы уже съездить в отпуск.

И вот тебя встречают у порога, всюду цветы, улыбки, играет приятная музыка, щеки у тебя моментально запомадились от приветственных поцелуев, запахи дорогих духов, на столе ростбиф окровавленный и страсбургский пирог, и всё такое. Вы садитесь за стол и тут… В комнату заходит Евгений Ваганович Петросян. И начинает нести свою годами выверенную программу для увеселения широких пенсионерских масс. Остроумную, как выступление ротного на плацу в преддверие первомайских праздников.

Ты озираешься, совершенно не понимая, как эти, в перспективе, милые посиделки превратились в сущий ад. А хозяева, которые ещё полчаса назад были неплохие, интересные и неглупые люди, тебе подмигивают и говорят: круто, да? Тут ты понимаешь, что если не выпьешь сейчас граммов двести, то всенепременно поедешь по сто пятой «мокрой» статье в неуютную республику Коми лет на десять валить лес.

Жмурясь и щурясь от градом сыплющихся шуточек Евгения Вагановича («Кактус — это глубоко разочарованный в жизни огурец» – огонь же, да же? – спрашивают тебя хозяева, противоестественно подмигивая, как педофил у школы) ты хватаешь со стола бутылку виски, отворачиваешь ей голову, плескаешь в стакан, замахиваешь, а там… Там вчерашний чай. Ты смотришь на хозяев, на Евгения Вагановича, а хозяева такие: «Оборжака же, да же?».

Ну и ты, разумеется, в этом месте встаёшь и уходишь. А хозяева кричат вслед: «Погоди, не уходи, щас ещё Дубовицкая приедет с Дроботенкой». Тогда ты разворачиваешься и, поигрывая желваками, мстительно забираешь с собой санкционный сыр и новосветское вино. Евгений Ваганович, наконец, затыкается, хозяева удивлённо распахивают глаза и спрашивают: «Э, погоди, ты чего?». А ты бросаешь им: «Оборжака, да же?», откусываешь от сыра кусок, делаешь глоток из горла и удаляешься прочь, думая: «Ну, вот. А ведь казались такими неплохими, интересными и неглупыми людьми».

Вот и всё ваше первое апреля такое же говно дубовицкого уровня. Уж, простите, если кого обидел. Впрочем, пофигу.