Записки натуралиста

А ещё же природа. Которую надо любить, потому что природа Южного Урала изобильна озёрами, ягодами, мхами и лишайниками, горами (разумеется), иногда грибами, закатами и прочим. В общем, если ты живёшь на Южном Урале, то не любить “ездить на природу” – это всё равно, что пердеть в церкви.

А я, увы, не люблю туда ездить, потому что у меня сосновый бор под боком и примерно через пятнадцать минут неторопливой ходьбы я становлюсь окружён природой со всех сторон, как Тарзан. Но я – советский человек, а самая большая беда, которую оставил нам в наследство Советский Союз – это неумение защищать границы личности. Поэтому примерно раз в год, я малодушно соглашаюсь поехать на эту вашу природу, когда меня зовут более-менее близкие люди. Как правило, я полчаса пытаюсь объяснить, что сколь ни были бы прекрасны прекрасности Тургояка и Зюраткуля, я не готов ехать к ним в объятия. Причём, я же ещё и обидеть боюсь. Мне же страшно случайно брякнуть: “Да я твой Зюраткуль труба шатал и мама драл”. Я же понимаю, что вся это многочасовая езда на автомобилях, орды комаров, ветер, убийственно плохой шашлык и унылая компания из малознакомых людей – это всё из самых лучших побуждений.

19773398658_c5244cd679_o

Видимо, все считают, что жизнь писателя настолько пуста и бессмысленна, что без шестичасовой поездки в одну сторону, он перегрызёт себе вены от экзистенциальной тоски. Они же все помнят, как в выпускном классе писали сочинение по Евгениею Онегину и чуть не сдохли от сверхъестественного напряжения мозговых жил, а тут – шутка ли?! – человек целые романы пишет, конечно, ему надо на природу. В терапевтических целях.

И вот, писатель на природе. Как правило, сценарий всегда один и тот же. Глубокий вдох, целебный горный воздух, запах озера, напоминающий запах хорошей ухи. Голос человека, которого я страшно любил ровно до этого момента, ласково говорит: “Ну… Отдыхай”. Я честно пытаюсь “отдыхать”. Через пятнадцать минут я подхожу к инициатору поездки и (страшно смущаясь и внутренне краснея, на самом деле) говорю:
– Слушай, ну я отдохнул, спасибо. А что будем дальше делать?
– Отдыхать, – оптимистично отвечает мой визави. – Давай, отдыхай.
– Не, ну я правда отдохнул. Дальше-то что?
– Ну как «что»? Будем отдыхать.
– Да я уже отдохнул, правда. Честно.
– Да ты расслабься, чего ты?
– Да я вообще не напрягаюсь никогда, я просто отдохнул уже.
– Ну и отдыхай, чо.

Как правило, он говорит это мне примерно тем тоном, которым произносят фразу “Хороший пёсик». Или тем тоном, что разговаривают с неразумным дитятей. Я обычно вежливо терплю, стиснув зубы, ещё с полчаса, потом в изнеможении пытаюсь вернуться к исходной теме:
– Слушай, я правда отдохнул, честно. Что делать-то будем?

И тут выясняется, что мы приехали на два (два! два, Карл!) дня и “нам тут будет очень хорошо”. Да мне уже сейчас нехорошо, я уже, спасибо, отдохнул. Можно вернуть меня на место? Можно мне обратно к моим книгам, моему кальяну, моему боксёрскому мешку, моим придурошным зверям, моим странным мыслям, загазованным улицам, пиву в подворотне, девиантным знакомым, ночным прогулкам, ножу в кармане, тягучему стоунеру, моей сорокалетней поцарапанной гитаре, исчёрканным блокнотам, моим пвх-палкам, неуклюжей замене ротанговых, моей пропуканной (простите) насквозь подушке для медитации, моим партнёрам по тренировкам, моей кухне, поездам детской железной дороги и зелёному чаю в проливном чайнике? Можно положить меня обратно на место? Пожалуйста? Я не хочу никого убивать, я обет давал, в конце концов.

Нет, погоди, мы же ещё будем жарить шашлыки (которых я не ем), а пока Витя (Серёжа, Алёша, Хосе или Ашот, Зарбазан, Хейяфьятляйоклюдль) споёт нам на расстроенной гитаре трёхаккордовое говно про Александру-александру – бородатую богиню туристов, которая сожрёт бошки каждому в лагере, если ей не спеть.

Друзья. Я очень люблю вас всех. Вы прекрасны. Но, пожалуйста, не зовите меня на природу. Пожалуйста. У нас с ней несовместимость. Я – городской житель. Она прекрасна, а у меня – дела. Можно мы с ней будем иметь чисто платонические отношения? Мне хватит моего парка, спасибо. Там тоже есть комары.