По тяжёлой

Сегодня ночью захотел пить, взял кружку, а она весит килограмма три. Удивился, попил, полил водой грудь, близлежащую собаку, одеяло и ковёр. Удивился опять. Дальше – больше. Чайная ложка весит граммов триста, кружка с чаем – килограмм. Палки для скандинавской ходьбы выглядят так же, как обычно, но ощущение, что кто-то ночью заменил их на макет из чугуна в масштабе 1:1.

И тут до меня дошло. Надысь, Сергей Иваныч (директор Центра самбо, я как-то рассказывал) шёл через зал, а мы там подтягивались, как могли. Сквозь поскрипывание и стоны. Не мальчики всё-таки. Сергей Иваныч, как обычно, радужно улыбнулся и сказал:
– Не, чё-то не брутально.
– А как брутально? – сдуру спросил я.
– А вот, – сказал Сергей Иваныч, перебросил через перекладину самбистский пояс, схватил его и давай подтягиваться. И ушёл, всё так же лучезарно улыбаясь.

И вот вчера я сдуру попытался проделать тот же фокус. Перекинул. Ухватился. Скорчив рожу, как берсерк, обожравшийся грибами и готовый убить всё живое в радиусе километра, отважно подтянулся четыре раза. Вечером в кальянной при каждой тяге смешно ловил ртом трясущийся мундштук. Но руки ещё как-то сжимались. А вот сегодня…

Даже если из-за угла выбежит Дед Мороз и протянет мне брусок золота бесплатно и навсегда, я буду вынужден сказать ему: «Знаешь, деда, давай не в этот раз. Сегодня не удержу. Если только ты дашь мне ещё какую-нибудь прекрасную рабыню, которая помощет дотащить мне это счастье до ломбарда, а потом растворится в тумане, чтобы не грызть мне мозги своей рабской преданностью и так далее».