Мариша Пессл «Ночное кино»

Я начал читать этот роман по рекомендации моей приятельницы, которая сравнила его с «Правдой о деле Гарри Квеберта«. Я с налёту одолел сразу страниц, наверное, сто, не заметив как робкое зимнее солнышко спряталось за домами, сдавшись багровым сумеркам. Я читал «Ночное кино» запоем, забывая есть, работать, совершать деловые звонки. И я не успокоился, пока не дошёл до конца.

MG_2410-1-2017-01-15-17-20.jpg

Журналист, заклеймённый позором профессионального сообщества, юная актрисулька, работающая официанткой, и юный же алкаш и наркоман без определённых занятий, ищут причины смерти Александры Кордова, пианистки-вундеркинда, чей отец Станислас Кордова породил целый культ.

Он снимал фильмы ужасов, до того страшные, что половину из них запретили к показу и посмотреть их можно было на нелегальных сборищах кордовитов где-нибудь в катакомбах Парижа. Сам Кордова жил затворником в огромном поместье, куда невозможно было проникнуть. Смерть его дочери сопровождалась чередой таких странных явлений, что расследование превратилось в мистический трип…

«Гарри Квеберт» — сложный и тонкий механизм, со множеством деталей, шестерёнок, сочленений, колёсиков, телескоп сознание поворачивает, пока все ложные финалы не уйдут со сцены и правда не засияет во всей своей красе. «Ночное кино» совершенно другая книга. Тут нет множества мелких крючочков. Мариша Пессл смогла сгустить такую захватывающую дух атмосферу, что будто бы с горки катишься куда-то в чёрную воду, и жутенько, и весело, и останавливаться не хочется.

2_8627b2937e3a33039950b142f2d56067_1464265835-2017-01-15-17-20.png

1_c43cab2187a58fe9ef95f257fa815e34_1464265826-2017-01-15-17-20.png

scrn_big_1-2017-01-15-17-20.jpg

И вроде бы понимаешь, из чего это сделано, но результат замечательный. Сканы статей, скриншоты сайтов — все эти приметы цифрового мира конечно ужасно милы, но они не главные кусочки в этом паззле. Главное, это как мастерски Пессл закручивает интригу, чтобы в конце окатить читателя ушатом холодной воды:

        «Какой облом.
У меня всегда наступал легкий облом в финале расследования, когда озираешься и видишь, что не осталось больше затененных углов – нечего копать. Но на сей раз вышло иначе. Накатило опустошение…
И эта <…> правда уничтожила все, одним ударом срубила волшебные сумрачные джунгли, куда я забрел по следу Сандры, и теперь я стоял посреди плоской пустыни, залитой светом, но совершенно голой».

Это ровно то же самое, что чувствует в конце повествования обманутый читатель. К счастью, Пессл милосердно дарит нам то, чего мы хотим всю дорогу – мистическую Надежду на откровение. Но, честно говоря, перед этим предстоит пережить действительно крутой облом.

Прекрасное путешествие. Замечательный роман.