Генис о Бродском


Александр Генис пишет, что Довлатов поражался абсолютным бесстрашием Бродского и далее поясняет: 

«Большая часть жизни, говорил Бродский, уходит на то, чтобы научиться не сгибаться. Считая, что речь идет о властях, я недоумевал, потому что эти конфликты остались в прошлом. Только со временем до меня дошло, что Бродский имел в виду другое: сильнее страха и догмы человека сгибает чужая мысль или пример».