Тот самый день

Если верить календарю, сегодня в стране – День милиции. А у меня совершенно другой день. День, которого я с содроганием жду каждый год. Чёрный день. День проклятий и стыда. Тот самый Первый холодный день, когда мужчина надевает подштанники. Единственный день в году, когда пешеход завидует автолюбителю. Девочки, не надо говорить сейчас, что вы тоже надеваете колготки под джинсы. Девочка без джинсов, но в колготках, это, всё-таки, секси. А вот мужик в кальсонах – всё-таки нет.

Не надо путать Мужика В Кальсонах с моделью Men’s Health в высокотехнологичных колготах для покорения мира на рекламном плакате. Мужик в кальсонах это анахронизм, сбежавший из шапито. Мужик в кальсонах, это светлаков, разговаривающий с телевизором. Мужик в кальсонах это личинка трампа. Даже бультерьер, на которого хозяйка напялила дизайнерское пальтишко со стразами, не так противен мирозданию, как мужик в кальсонах.

Вы видели этот постыдный кармашек на яйцах? Который через пару недель выглядит как тайник контрабандиста, украдкой тягающего через границу пару картофелин? Вот, что делает русского мужчину скромнее в оценке своей иерархии в мире мачо – доставание на морозе срамного уда из этого растянувшегося клапана и лицезрение его. И только способность, легкомысленно насвистывая, мочиться при минус сорока, одновременно прихлёбывая пиво из жестяной баночки, хоть как-то удерживает мужскую самооценку в эти долгие сумеречные дни.

Доставание из шкафа и напяливание кальсон – это символический акт признания поражения в борьбе с зимой. «Ну всё», – говорит себе вчерашний альфач, разглаживая пузырявые коленки и отвисшую мотню, – «Теперь до весны». Теперь запотевшая водка вместо виски, жирные борщи вместо салатика с рукколой, и короткие перебежки по сугробам вместо свингующей негритянской походки от бедра.
В берлогу. В берлогу, спать. Пока запах оливье и мандаринов не пригласит нас стряхнуть иней с бровей.