Голая тёлочка может завести куда угодно

Шоу с головой, не слушающейся хозяина [я вчера печалился на этот счёт в фейсбуке], продолжается. Сегодня, чудом не упав со стула по причине приступа нелепейшего головокружения, еле дополз до кровати, где меня тупо вырубило на пару часов. И тут мне приснился на удивление подробный и реалистичный сон.

girl oneМне приснилось лето. Точнее, приснился тёплый-тёплый вечер. Смутно знакомая девушка, которую я знавал лет двадцать назад. Мы что-то пили, какое-то несвойственное мне в яви вино. Она сказала, пойдём, кое-что покажу и вывела меня к заброшенному пионерлагерю или типа того. И исчезла ненадолго. Вино закончилось. Сквозь забор из сетки рабицы я видел каких-то странных подростков в нелепой форме, будто бы украденной в костюмерке нашего театра. Они сидели под светом фонаря и яростно несли чушь про их подростковый взгляд на мироустройство.

Девушка появилась из темноты абсолютно голой, протянула мне руку и сказала: «Пойдём, тебе понравится». Я посмотрел на незагорелые участки её кожи и как ишак на верёвочке пошёл за ней тёмными коридорами в раздевалку рядом со спортзалом. «Отпразднуем первое сентября?», – игриво предложила моя собутыльница и включила душ. В спортзале рядом со стопкой гимнастических матов горело несколько свечей, поблескивали бутылки с бухлом.

И тут из сумрака появляется какой-то хуй, лет двадцати, и говорит, что больших мудаков, чем мы свет не видывал. Что мы нашли где устроить оргию. Что теперь нам век отсюда не выбраться. Что тут какие-то не то мгероиды, не то ещё какие-то хунвейбины, проводят социальный эксперимент «Концлагерь», это реалити-шоу. И что этот чувак пытался уже бежать, потому что это реалити-шоу ему очень не нравится и от реального концлагеря оно отличается очень мало.

girl two

«Да ладно хуйню-то пороть», – оптимистично ответил я и толкнул рукой окно. Левой рукой, как сейчас помню. В ответ меня чувствительно ужалило током, а на пальцах появился тёмный след. Вьюноша пояснил, что тут весь периметр обмазан такой тёмной хуйнёй и если у тебя находят её на пальцах, то это расценивается, как доказательство побега. Я вопросительно посмотрел на девицу. Ту била крупная дрожь. Захотелось её утешить.

Но тут забежала свора этих ряженых. Самый омерзительный и прыщавый показал на меня пальцем и заорал: «У нас вторжение!». «Идите нахуй, мальчики», – ответил я с отеческой кротостью, но их было очень много и меня всё-таки повязали. Последнее, что я помню – украдкой прятал столовый нож под ремешок часов, пока эти маломощные муравьи лупили меня по спине и бокам.

Проснулся в поту. На часах пять вечера. Сижу и думаю: «Вот нихуя себе меня накрыло». Это было даже реалистичнее фильма. Всегда б так глючило, я бы и в кино перестал ходить. Жалко, хунвейбины не дали с тёлочкой закончить дело. Впрочем, на то они и хунвейбины, ебать их в ухо.

UPD: это даже покруче было, чем сон с Дэниелом Крейгом и мексиканским наркобароном.