Мамба намба хуямба

В целом, я лишён барских замашек. Всё-таки советское детство, культ воздержанности будущего строителя коммунизма (спасибо, блять, всепроникающему товарищу Суслову и его серому плащу; надо было про него мультик снять «Серый плащ» про самого унылого героя в мире). С другой стороны, кто из нас не хотел бы себе какую-нибудь прислугу? Когда я был значительно юнее (минус тридцать килограммов, минус стопицот седых волос, минус борода, минус пара травм, минус несколько татуировок, минус три килотонны разочарований и несколько декалитров крепкого алкоголя) то, признаюсь честно, мне бы очень хотелось, чтобы за мной ухаживала парочка мулаток, как у Эдди Мёрфи в фильме «Поездка в Америку». Чтобы макали по утрам в бассейн со всеми сопутствующими глупостями.

coming to America 1988

Но жизнь вносит свои коррективы. Я постиг спальный дзэн, как-то раз выбросив  кровать и смело заменив её на два ортопедических матраса, навалил сверху гипоаллергенных подушек и высокотехнологичных одеял, лёгких, как дыханье спящего младенца. И вишенкой на торте завершил композицию покупкой штор black-out, в одно движение сделавших из светёлки таинственную пещеру. Ах, да. Каждый матрас имеет размер 2х1,20, что в совокупности даёт нам огромный ебадром, на котором можно спать и так, и этак, и даже вот так вот.

Теперь мне остро необходим слуга-подниматель. Лучше, конечно, если это будет робот, поскольку роботы не пахнут человеческим потом и прочими сомнительными ароматами, соблюдают три закона робототехники, а главное – не пиздят о политике, если их не спросят, и выключаются одним щелчком.

робот

Я бы называл его (разумеется) Дживз. Или, чтобы посовременнее – Дживз 3000. Ему бы вменялись всего две функции: открывание дверей и поднимание меня с моих дивных ортопедических матрасов, устланных гипоаллергенной сказкой. При открывании дверей квартиры, он бы произносил в адрес гостей всего одну фразу:
– Кто вы такие? Я вас не звал. Идите на хуй [#].

И применял бы слабые разряды тока в ответ на попытки установить межличностный контакт. Несильные, а так, гуманненько, просто чтобы разрядить атмосферу подозрительности, украсив её голубыми искрами и запахом озона.

Но главное, это, конечно, функция поднимания меня. Бережно, но непреклонно. Хорошо бы из него в этот момент доносились звуки «Пионерской зорьки» или что-нибудь ещё такое победительное. Можно даже саундтрек к «Рокки», я и это перенесу. Главное – поставить меня в вертикальное положение, дальше я уже сам. Чистить зубы и всё остальное, делать несложные физические упражнения, гулять с собакой, кормить домашний зверинец, проверять почту и мессинджеры, пить чай с чизкейком, нести в мир добро и свет – это я уже потом могу. Но вот в вертикальное положение, особенно зимой, когда пол обжигает холодом… Только робот спасет.

Ах, да. Хорошо бы, чтобы его можно было мутузить. Ты ему бабах! А он: «Отличный удар с утра, сэр». Но это уже фантазии. Я ведь многого не хочу. Всего лишь небольшой помощи с приведением меня в соответствие с окружающей действительностью по утрам. А дальше я уж сам как-нибудь.


Вы спросите, чего это я вдруг так? А вот чего: на часах 16:54, а я только полчаса, как проснулся. Лихо, да? А всё метеозависимость, будь она неладна.