"Я видел дьявола" Ким Чи-Ун

Ну что, товарищи, посмотрел я сейчас совершенно недетское кино. Если уж какое-то кино и можно охарактеризовать этим сильным эпитетом, так это ленту Кима Чи Уна «Я видел дьявола» (фильм свежий, премьера состоялась в августе 2010-го). Я теперь его тоже видел. Любимая девушка попросила меня сходить за мясом, я ответил, что боюсь выйти во двор без оружия и мне надо настроиться. Я, видимо, еще пару дней буду бояться покупать у корейцев их салаты. Да и вообще буду слегка подпрыгивать при виде монголоидного лица. Если бы я жил в Казахстане, это могло бы привести к паранойе. Но, на моё счастье, я живу в Челябинске, где на улице стоит такой мороз, что молодые люди заматываются щарфом по самые брови, а брови меня уже не так пугают.

«Я видел дьявола». В таких-то декорациях это и немудрено.

Совершенно обезжиренный тизер кинофильма можно посмотреть по ссылке но поверьте, никакого представления о той кровавой вакханалии, которая два часа и двадцать минут длится на экране, этот беспомощный ролик не даёт. Если вам понравился Oldboy, то есть шанс, что понравится и «Дьявол..», но последний фильм… как бы это поточнее выразиться… «погуще» будет.

Сюжет я, как обычно, пересказывать не хочу. Маньяк убивает юную красавицу. Причем красавицу такой степени персиковости, что я в первые же пять минут заорал: «Не трогай девку, пидарас» и замахнулся на компьютер кружкой. Еще минут через двадцать стало ясно, что кружкой тут не обойдёшься. Надо вспоминать хапкидо, что периодически делает главный антагонист маньяка — юный сотрудник корейской разведки, соединяющий в себе мальчиковую красоту и голос радиодиктора.

Корейские разведчики выглядят как-то убедительнее Анны Чапмен

«Положительным» его назвать язык не повернётся, потому что кроме юных жертв с кожей цвета полнолуния, положительных героев там мало. Ну ещё папа первой убиенной, 30 лет отпахавший в убойном отделе и мирно седеющий в отставке.

Всем нам, товарищи, хорошо знаком американский маньяк, жертва фрейдистских настроений сценаристов, половозрелый задрот, которому мама в детстве запрещала трогать писю. Как только благородный следователь заденет в нём эту запретную потайную струнку, американский маньяк тут же подпускает соплю, даёт слабинку и умирает, надетый башкой на гвоздь. Либо сгорает к удачно подвернувшейся топке. Но не таков, товарищи, его собрат — корейский маньяк.

«Раз уж это всё равно произойдёт, раздевайся сама»

Корейский маньяк — это не хухры-мухры, тут никакой мамы с прищепкой на крайней плоти, никакого отчима с ремнем в руке. Корейский маньяк — маньяк потому, что в него вселился дьявол. Натуральный дьявол. И когда актёр Чхве Мин Сик (известный по «Олдбою») приоткрывает веки, чтобы показать как этот дьявол выглядывает наружу, рука рефлекторно нашаривает тяжёлый предмет, чтобы не дай бог не остаться с пустыми руками, когда эта дрянь вылезет из монитора. И тут заурядный поединок разведчика, которому нечего терять, с дьяволом в человеческом облике приобретает воистину эпический размах. И развивается он по весьма витиеватому и непредсказуемому руслу.

…а что, бабка, ещё маньяки в вашей деревне есть?

Демонстрирует нам режиссёр и тонкое чувство юмора, проявляющееся в том, что его Корея населена маньяками чуть более, чем это, в принципе, возможно. Чувак ловит тачку, а там — два маньяка с колюще-режущим, заходит в дом, а там парочка за столом девок жареных жрёт. И всё это совершенно лишено какого бы то ни было налёта фантастичности. Наоборот. Натурализм иногда хлещет через край. И я серьёзно не советую смотреть этот фильм людям с тонкой душевной организацией. Я, например, два раза ходил чай заваривать и один раз — кальян забивать. А сейчас очень хочу выпить пива, но боюсь уснуть и увидеть всё это во сне. Бррр.

При всём том, все фирменные черты корейского киноподхода тут налицо: отличная картинка, стиль, зрелище. Как обычно, всю красоту слегка портит победительная музыка в комсомольском стиле, но этот недостаток можно простить. Мир демонов, показанный нам Кимом Чи Уном, прекрасно доносит несколько мета-идей: насилие порождает насилие; быть хирургом приходится, а вот глумиться над фурункулом — глупо; в боевом запале надо бы помнить о близких; не надо недооценивать… Ничего и никого не надо недооценивать. А вообще, хочется теперь быть добрее, нравственно чище и тискать котов за мягкие пузы.