неевклидова котосеть

В жизни каждого мужчины рано или поздно возникает такое явление как тесть. Не сказать, чтобы оно нашло такое же полное отражение в фольклоре, как каннибальски настроенная тёща, ссущая в борщ и прочим образом проповедующая собственное Дао Семейной Жызни. Нет. В культуре не так много нашлось места для яркого образа тестя. Разве что Папанов, мощно смеющийся в лицо зятю-спекулянту с ехидным «Тебя посодют, а ты не воруй». Но, в общем, тесть тоже не хуй собачий. Тесть это не пылинка, это — глыба. Он, конечно, может быть затаившейся глыбой, мимикрирующей под кусок желе в трениках. Но, повторюсь, при любом раскладе тесть не хуй собачий.

Был некогда тесть и у меня. Брутальный и не очень приятный мужчина, всю жизнь посвятивший доставке огнеборцев к очагу воспламенения на большой красной машине с мигалкой. В отличие от меня, он был Настоящим Челябинцем, поэтому воспитывал во мне аутентичного уральского горца, рассказывая нравоучительные истории специфического характера.
— Помню, — рассказывал он, залив в трюм полстакана белой горечи, — служил я в Чебаре. И один старшина-сука решил нам там дедовщину устроить. Ну я как первых пиздячек отхватил, сразу позвонил своим на ЧТЗ, сам-то я чтзовский был. А отмашку старшине давать не будешь — сразу на губу улетишь. Так он в увольнительную пошёл, мы его со своими пацанами, чтзовскими, человек пятнадцать поймали за забором части и давай в жопу ебать. Он визжит, сука, как обезьяна. Больше на челябинских в нашем призыве никто не залупался. Вот так-то. Диалектика.

Кроме того, он часто говаривал, что армия сделала из него человека. Потому что дури в нём было много и любил он, например, до армии порой в автобусе прокатиться с гирей-пудовкой. Чтобы ему место уступали, когда с работы едет человек. А в армии, рассказывал он, дурь-то из меня повышла вся. Надо сказать, что в этот момент он безбожно льстил себе. Дурь в его организме была самовозобновляющимся элементом, наподобие соплей.

Тем не менее, как минимум одно полезное дело он сделал. Хотя нет, два. Еще он поставил нам отличную дверь, но речь сейчас не о ней. Как-то раз, придя в гости, он принял твёрдое решение осчастливить нас остеклением балкона. Но остекление — дело трудное и долгое, к нему нужно хорошо подготовиться. А готовиться к остеклению в одиночку пошло. Поэтому готовились они с товарищем до детским забавам в заводских слободках. Когда товарищи дошли до полного остекленения, то есть дошли до готовности, то буквально за полчаса наварили на перила лоджии стальных уголков, имитируя направляющие, в которые должны будут когда-нибудь вставляться окна. Проблема была в том, что несознательные оконщики предпочитают делать окна прямоугольными. А стихийная тяга к творчеству не позволила моему тогдашнему тестю скатиться до банальности и он нахуярил уголков абы как. Так, сяк, наперекосяк.

Напомню, что сделал он это буквально в мгновение ока. И когда мой папа пришёл с работы и увидел всю эту трапециевидную красоту неевклидовой природы, то скрипнул зубами так, что за стеной нечеловечески закричала соседская кошка Юля.

Прошли годы. Тесть растворился в пространстве, охмурённый чеченской тётенькой с непрогнозируемым количеством несчастий и аналогичным количеством детей. Мой папа покинул этот мир. Я потолстел, отрастил бороду и перестал думать о сексе каждые пять минут. И тут неевклидова хуйня напомнила о себе со всей нечеловеческой силой.

Как известно читателям журнала iDiot Daily, у нас дома царят цветы и коты. Причем коты царят более интенсивно. Цветы часто уступают, ломаются и жухнут под напором блистающих клыков. Пока котов было двое, они спокойно гнездились на балконе летом, принимая солнечные ванны и жмуря полосатые лица. Но потом появился Вася Трусиков, существо, относящееся к жизни с трепетом, как к бесконечному объекту познания. И мы перестали открывать балкон, потому что летающий кот красив только в мультфильме. А не тогда, когда под окном здоровенный бетонный надолб, разбиться об который может не только кот, но и носорогу мало не покажется.

легендарный кот Вася Трусиков

Вынужденная самоизоляция от свежего воздуха привела к тому, что мы тихо зверели, прели и чумели. Жара превращала наши уютные руины в подобие римских терм. И этой весной терпение лопнуло. Заглянув поутру в светлые линзы васиковых глаз, я понял: пора. И на рынке купил лёгкой сетки под штукатурку. «Ремонт делаешь?», понимающе подмигнул мне один знакомец. Нет, ответил я честно, это мне чтобы котов ловить. Знакомец дёрнул лицом и затих. Из набора морщин на его челе явственно складывалось слово «ебанутый». Ну и пусть, подумал я. Пусть я ебанутый. Зато зверики будут целы.

Сетку я прикупил самую лёгкую, чтобы не вызывала ненужных пенитенциарных ассоциаций. Потом мы за час натянули её на лоджии. И коты ломанулись на волю. Правда, Вася долго привыкал к тому, что в ограниченном вроде бы наборе комнат внезапно обнаружилась новая локация. А хули. Неевклидова геометрия позволяет всякие кунстштюки хуярить. Спасибо бывшему тестю, чтоб он был здоров.